С днём рождения, Бармалей!

Форум для писателей, поэтов, музыкантов, творческих людей.

Модераторы: Colonel Blair, Tom_Hadson, Женька

Баррмалей

С днём рождения, Бармалей!

Сообщение Баррмалей » 18 июн 2019, 08:42

Гость писал(а):Если душа родилась крылатой —
Что ей хоромы — и что ей хаты!
Что Чингис-Хан ей и о — Орда!
Два на миру у меня врага,
Два близнеца, неразрывно-слитых:
Голод голодных — и сытость сытых!

5 августа 1918 Цветаева


но всё же...

Не очень прохожим, похоже,
Приятно идти под дождём.
Не слишком по нраву нам тоже,
Но некуда деться — идём.

А ветер сильнее и строже
И стонет и воет с утра.
Не сладко с тобой нам, но всё же
К ненастьям привыкнуть пора.

Лохматая псина, похоже,
В конурке удобно лежит
И яростно косточку гложет,
Несущую лакомства вид.

Погоды прогноз ненадёжен.
Предвидеть пока не дано
Нам то, что случится, но всё же
Прогнозы нужны всё равно.

Реклама
Баррмалей

С днём рождения, Бармалей!

Сообщение Баррмалей » 28 июн 2019, 20:45

вещий сон. рассказ

- ...кипучая, могучая, никем...(поёт).
- Чего, Стёп, орёшь-то, как...
- Как кто?.. - не дослушав Михалыча, пошёл в наступление Степан.
- Как Кобзон, говорю, - сказал примирительным тоном Михалыч. - Голос у тебя, прямо, как...
- Чего?! - тут же поднялся на дыбы Степан. - Сам-то ты как поёшь? Не иначе по козлиному... Козлетон, ха-ха-хаа! Вот! Понял?! Коз-ле-тон!
- Нажрался с утра пораньше и ходишь людей оскорбляешь, - укоризненно покачав головой, сказал Михалыч.
- Кого это я оскорбляю? Все в селе знают, какой ты есть козлина. Никакой тайны в этом ни для кого нет. Помнится, учётчиком был. Учётчик-козёл! А что? Звучит красиво... Вернее, звучало. Сейчас ты - просто козёл. Топай себе...ме-ме-ме... крути педали, пока по рогам не дали... Ха-ха-хаа!...
- Я...я сейчас полицию вызову! - перешёл на крик Михалыч. - Пусть она с тобой разберётся! Ишь ты чего вытворяешь, сволочь!
- Михалыч, ты чего это Степана такими нехорошими словами называешь, а ещё учётчиком был? - возмутилась невесть откуда взявшаяся известная в селе скандалистка Манька Скобцова. Слова, сказанные Михалычем, ей явно не понравились.
- Тебе-то чего?! - огрызнулся Михалыч. - Шла себе, вот и иди! Без сопливых как-нибудь разберёмся!
- Нет уж подожди. Обзываешь человека и меня всякими словами...
- Кто обзывает?! Это Степан меня по-всякому обхаял, дурёха ты чёртова! Слышишь звон, да не знаешь где он!
- Ой-ё-ёй, господи! Да ты никак, паразит такой, пьян! Я так и быть сейчас пойду в администрацию и напишу на тебя заявление в полицию!
- Правильно, Мань, - встрял Степан, - а я буду свидетелем. Давно его надо было посадить, негодяя!
- Иехх, недоумки! - разгорячился Михалыч. - Сроду от вас никакой пользы ни обществу, ни колхозу не было!
- Ага, конечно! - парировала Манька, - твоя Катька, очень большого ума дурища, много чего наработала! Правильно Степан сказал: козёл ты и есть козёл...пархатый!
- Да я...да я!.. - задыхаясь от возмущенья, пытался что-то крикнуть Михалыч...
- Ме-ме-ме...ха-ха-хаа! - в один голос передразнили Михалыча Степан и Манька.
- Сволочи! - кипятился Михалыч. Его прямо-таки убивала несправедливость, направленная в него. - Креста на вас нет! - всё более распаляясь и не желая сдаваться, кричал, до глубины души оскорблённый, Михалыч.
- Что за шум, а драки нет? - подойдя к почём свет бранящейся компании, спросил Егор Кувалдин, здоровенный мужчина, полностью соответствующий своей фамилии.
- Ну, а ты-то чего?! Шёл, шёл...ну... и иди! - перенёс Михалыч свой гнев на Егора.
- Чё-то я не понял? Ты на кого перья распушил, придурок?! - Егора явно обидели слова Михалыча, и он, как уважающий своё дородство человек, не стал молчать. - Всю жизнь народ обманывал да объегоривал, а теперь ещё и пасть разевает?!
- Я в отличие от некоторых цельными днями и ночами по полям, как проклятый, мотался, а ты в своей вонючей кузне жиры нагуливал! Вон, скоро харя в дверь не пролезет! Тоже мне - учитель тан...
Договорить Михалыч не успел, потому что ударом в лицо Егор послал его в тяжёлый нокаут, и бездыханное тело Михалыча покатилось по дорожной пыли.
- Ты что, Егор?! - воскликнула Манька. - Да ты же его, окаянного, поди, убил?
- Как это убил? - Егор явно был в растерянности. - Да я...я его просто ладошкой слегка шлёпнул по роже. И...и чего теперь? В тюрьму я не хочу. Вы, кстати, чего-нибудь видели?
- Конечно, видели, - пролепетала Манька.
- А ты? - спросил Егор Степана.
- И...и я...тоже видел, - еле слышно прошептал Степан.
- Ясно. - Тяжело вздохнув, сказал Егор. - Мне свидетели на фиг не нужны. Но раз вы можете расколоться, то придётся вас ликвидировать.
Степан и глазом не успел моргнуть, как Манька оказалась в пыли рядом с Михалычем.
- Вот так. Нет тела - нет дела, - сделал вывод Егор.
- А...как же...эти? - пролепетал Степан.
- Эти уже ничего не скажут. Остался один свидетель. Догадываешься - кто? А ну иди сюда. Бог, как говорится. любит троицу. Тебе с кем приятней рядышком лежать: с Манькой или с Михалычем? Чего затих, придурок? Молись, давай.
Егор надвигался на Степана всей своей огромной тушей, как волк на беспомощного ягнёнка.
- Егорушка, может...может мы с тобой...как-нибудь обойдёмся без этого...без убиения меня, а? Егорушка у меня в кармане водочка есть. Выпьем и чего-нибудь придумаем, - умоляюще обратился Степан к Егору и вытащил из внутреннего кармана пиджака непонятно откуда взявшийся...пистолет. От неожиданности Степан чуть его не уронил, но сумел совладать с собой. Теперь он держал пистолет обеими невероятно трясущимися руками.
- Ты, урод, - рявкнул Егор, - когда-нибудь стрелял из пистолета...хоть раз в своей жизни?! Смотри, пальцы на ногах или ещё чего себе не отстрели! Там ещё предохранитель есть - не забудь его снять.
"О чём это он, - лихорадочно соображал Степан. - Какой такой предохранитель? - Внимательно осмотрев пистолет, он так и не смог найти то, что Егор назвал "предохранитель". - И что же делать, господи? Что?"
- Ну и как, Степан-болван? Тю-тю предохранитель? Ха-ха-хаа! Вот, смотри, я его давным-давно снял.
В руках у Егора Степан увидел какую-то непонятную штучку.
- Предохранитель, - догадавшись, прошептал Степан.
Последнее, что он увидел, был огромный кулак, который летел на встречу с его, Степана, лицом и яркую, как сотни вместе взятых солнц, вспышку...
Степан резко открыл глаза и прошептал: "Чтоб тебя. Приснится же такое". Всё тело его было мокрым от пота. Рядышком безмятежно посапывала жена Зина.
Встав с постели, Степан глянул на часы. "Рановато, конечно, ещё, но..." - отметил он и прошёл на кухню, поставил на огонь чайник и отправился в ванную, где приняв душ, насухо обтёрся полотенцем. После того, как липкий пот был смыт, он почувствовал приятную лёгкость во всём теле. "Ещё бы годочков тридцать свалить, и было бы совсем замечательно", - подумал Степан, посмотрев на себя в зеркало.
К тому времени дал о себе знать чайник. "Ишь, рассвистелся", - проворчал Степан.
Сидя за столом за бокалом кофе, он снова задал себе вопрос: "Что за сон мне приснился? Каков в нём смысл?"
Отхлебнув несколько глотков напитка, чем-то напоминавшего кофе, Степан прошёлся, размышляя, по кухне и пришёл к некоему решению: "Итак-так-так: на повестке дня - сон...чёрт бы его побрал. Хошь не хошь, а придётся мозги в кучу собрать, чтоб решить эту задачу".
Учётчика Михалыча он знал не один десяток лет. Нормальный, вроде, мужик. Ни в каких скандальных историях замечен не был: по крайней мере, ничего такого Степан не слышал и не помнил. Чего тогда приснился? Выпить был Михалыч, конечно, как и все мужики в селе, не дурак, но пьяным его Степан никогда не видел. Поговаривали, что Михалыч брал с собой в поле бутылочку и между делом к ней прикладывался, а когда чувствовал, что ноги его перестают слушаться, ложился где-нибудь на краю поля в лесополосе и спал, пока не протрезвеет, после чего шёл в контору для доклада. Между Степаном и Михалычем не было никогда никаких недоразумений. "Тогда что?" - задал в который раз себе вопрос Степан, но ответить так и не получилось.
"Ладно, - решил он, - с этим более или менее понятно, а что другие? Ну...возьмём Маньку. Баба ещё та... Ох, и покрутила она мозги парням, когда находилась, значит, в девках. Ох, покрутила... Всё делала, чтобы из-за неё ребята то и дело дрались. В конце концов из неё получилась самая скандальная баба на селе. Про таких в народе говорят...не-не...и не трогай, пока, значит...С Манькой у меня, вроде, никогда никаких конфликтов замечено не было. Чего тогда приснилась?
У Зинки есть, кажется, книжка, в которой про все сны написано: что, значит, для чего снится. Сам-то я эту книжку вряд ли найду. Надо будет у Зинки спросить про неё да и поискать предсказание на мой сон... но это, конечно, потом. Ладно, с Манькой тоже ничего не понятно. Остаётся Егор.
Для чего мне приснился этот кузнец, так сказать, молодец? Егор-то точно любого человека кулаком убить может. Подковы, я видел, гнул он, как фантики. Силён, зараза. Конфликтовать с ним - себе дороже, так что... Не было у меня с ним никаких заморочек. Вообще-то, он мужик добрый, приветливый, а вот во сне... Неет... Егор совсем не такой, каким приснился мне. Что же получается? Ерунда какая-то.
Стоп-стоп-стоп, а может, в нём, в этом сне, присутствует особый смысл, связанный со мной? Вот, возьмём, Михалыча. С чем его можно...ну...это, как его...ас...ассоц... Ладно. Бог с ней. Михалыч любил, все знают, выпить. А я? Я...я тоже не дурак. Вот тебе и связь. Намёк стало быть мне на то, что с возлияниями пора прекращать самым кардинальным образом. О-хо-хоо... Теперь берём Маньку. Манька, конечно, скандалистка ещё та. А я? Я...я тоже, пожалуй, не отличаюсь тихим нравом. Сколько раз Зинку по-всякому...стыдоба, прямо, если хорошенько подумать. Понял, Стёпа? Вот тебе и ещё намёк. А Егор? Этот чего? Вот тебе и закавыка... Что с ним можно связать? Жил человек, жил, а сказать...в смысле...ну...без поллитры не разберёшься. Ладно, разберёмся".
Глянув на часы, Степан зевнул и прошептал: "Время ещё... Пойду-ка малость полежу. Смотришь, чего-нибудь в голову придёт".
Но прийти в голову ничего не успело, потому что, как только голова Степана коснулась подушки, он уже спал крепким сном. Проснулся Степан довольно поздно и то только потому, что Зина разбудила его со словами: "Дружок, так и дом можно по брёвнышкам раскатать. А ещё меня укоряешь: мол, храпишь, как... Эх, горе... Вставай. Свояк обещался прийти минут через тридцать. Дело у него к тебе какое-то. Только не нажритесь, как свиньи, а то у вас не заржавеет. Поможешь чего там - и сразу домой. Вставай, чего лежишь".
Степан напрягся: "Чего это свояк надумал? Вроде, ничего не говорил... Даа... Сон явно оказался не в руку, хотя... Однако пора вставать. Чего он придумал? Чёрт его разберёт. В наши годы перестройками какими-нибудь только и заниматься. Ладно... Придёт - узнаем". Он быстро оделся и, сказав Зине, что завтракать не будет, вышел на крыльцо. И вовремя. Свояк уже подходил к его дому и всё чего-то оглядывался.
- Твоя где? - спросил он, без конца крутя головой.
- Как где? Дома. - ответил Степан. - Сказала, что я тебе для чего-то нужен. Ну...вот я и жду тебя.
Кузьмич, так звали на селе свояка Степана, зыркнул в сторону входной двери и сказал довольно громко, при этом, кивая головой, показывал, куда надо идти:
- Дело, понимаешь, свояк, наметилось! В бане надо крышу поправить, а одному мне с этим не справиться! Прошу, так сказать, оказать мне посильную помощь!
Кузьмич смотрел на Степана так выразительно, что тот сразу всё понял.
- Мож, Кузьмич, какой струмент взять с собой? Правда...у меня окромя топора да молотка больше и нет ничего. А...ещё ножовка где-то валялась... - внимательно глядя в глаза свояка, просипел Степан.
-Не-не-не!.. Я, свояк, всё уже приготовил, - сказал опять довольно громко Кузьмич и уже более тише добавил, - кончай заниматься болтологией. Давай, ноги в руки и ходу... - и снова прибавив громкость в голосе, подытожил, - Хорош болтать! Пошли, дел невпроворот!
Жили свояки друг от друга метрах в трёхстах, если идти не напрямую, а по дороге. Дом Кузьмича стоял на самом краешке села и от других домов мало чем отличался. А поскольку и дом Степана и дом Кузьмича свояки построили своими руками, то и дома у них получились, как братья-близнецы.
Не раз Кузьмич жаловался Степану на это обстоятельство. "Понастроили мы с тобой свояк, - говорил он, - сколь раз под "этим" делом подхожу к своему дому и начинаю сомневаться: мой это дом или нет. Учудили мы с тобой, свояк. Прямо, как в "Иронии судьбы". Степан успокаивал свояка и советовал поставить возле дока какой-нибудь отличительный знак. На том инцидент и исчерпывался.
Подходя к дому Кузьмича, старики сразу свернули в сторону бани, которой, вроде бы, был необходим ремонт.
- Ну и чего у тебя, свояк, произошло? - спросил Степан.
- Три листа шифера упавшими кустами повредило. Я шифер-то уже снял, а новые листы поставить мне, конечно, одному не по силам. Надеюсь, что ты мне в этом деле поможешь.
- Без вопросов, - заверил свояка Степан. - Я уже...
- Подожди, Степан. Ты чего это сходу в карьер. Зайдём. Тут у меня в предбаннике допинг нас дожидается. Я вчера молость лишку хватил, проверяя качество готовой продукции, ха-ха-хаа!.. Старуха всё утро меня пилила, но ты не боись: она к сеструхе с утра умчалась...не-не-не - не к твоей Зинке, а к Тамарке...это, надо думать, надолго.
В предбаннике на журнальном столике уже стояла бутылка самогона и лежала кое-какая закуска: хлеб, огурцы да лук зелёный.
- Как говорится, чем богаты, - сказал Кузьмич, приглашая Степана присесть к столику.
- Кузьмич, может, сначала... - попробовал переубедить свояка Степан.
- Ни-ни-ни... Ты чего это, свояк, как не родной? Щас тяпнем и...день весь впереди, считай...только начался.
- День-то, может, только и начался, но ты погляди на небо: тучи, вроде, как бы собираются. Пойдёт дождь - будет тебе крыша. - сказал Степан, но видя, как Кузьмич уже разливает самогон по стаканам, добавил, - я тебя, свояк, предупредил.
- Да не волнуйся ты. Пятнадцать минут, и три листа на месте. Делов-то. Тащи, давай! Напиток - самый что ни на есть свеженький!
Степан взял стакан, но подумав, сделал всего лишь пару глотков. Кузьмич же церемонится не стал и отправил в рот целый стакан "свеженького напитка". Отдышавшись, он похрумкал огурчиком и, подняв палец вверх, укорил Степана словами:
- Не уважаешь ты меня, свояк. Ай, не уважаешь. И так редко видимся, а ты ещё и... Вот помру и...скажу, чтоб тебя не пустили проститься со мной.
- Кузьмич...эх!..попадёт мне нынче, видно, по самое не хочу. Не даром такой сон дурной приснился.
- Пей и не думай ни о чём. Чему быть, того всё равно не миновать. Давай по-маленьку и на крышу, ага? Ну вот и ладушки. - Приняв кивок Степана за согласие с ним, подытожил Кузьмич.
- Как хочешь, свояк, но я тебя на крышу не пущу, уж лучше сам залезу. - сказал Степан, когда они выпили за предстоящий успех.
С крышей, как и говорил Кузьмич, старики справились и правда в пару десятков минут.
Едва они закончили дела, как начался дождь, сначала редкий, а затем хлынул, как из ведра. "А я что говорил? - победно глянул на Кузьмича Степан. - Хорошо, что ещё успели". "Но ведь успели", - парировал Кузьмич. Между тем загремел нешуточный гром. Раскаты его гуляли по всему небу. Заметно потемнело. Но старики не унывали. Они выпили ещё по соточке, потом ещё... А скоро и гроза стала отступать. Дождь, как начался скоро, так же скоро и закончился. В окошко предбанника хлынули горячие солнечные лучи.
- Хорошо-то как, - воскликнул заметно захмелевший Степан. Встав со скамьи, он распахнул дверь, ведущую из предбанника на улицу, и вдруг охнув, присел, держась за бок. Рядом с ним дымился дверной косяк.
Кузьмич в себя пришёл от случившегося только тогда, когда увидел, как Степан валится на пол. Дрожа, как в лихорадке, он бросился к упавшему Степану и стал легонько пошлёпывать его ладонями по щекам, приговаривая при этом:
- Стёпушка...Стёпа...очнись, родной. Что же это такое? Стёпа...только не помирай. Стёпушка...
Похлопав Степана по щекам, Кузьмич стал надавливать ладонями на грудную клетку свояка, время от времени прикладывая ухо к тому месту, где, как он считал, находится сердце.
- Господи, спаси и сохрани мне Стёпушку. Господи, помоги, ради Христа...
Наконец Степан открыл глаза. Кузьмич от неожиданности чуть сам не упал.
- Стёпушка, дорогой...слава Богу, живой... Как ты, Стёпушка? - спросил он, чуть не плача. - Я сейчас помогу тебе встать.
С помощью Кузьмича Степан поднялся на ноги и, покачиваясь, дошёл до скамьи. Как только Степан оказался за столом, Кузьмич тут же вытащил откуда-то бутылку самогона и, наливая его в стаканы, шептал дрожащим голосом:
- Щас мы, свояк, вернёмся к жизни. Держи, Стёпушка, держи, дорогой.
Степан дрожащей рукой взял стакан и, с непониманием глядя на Кузьмича, выпил.
- Кузьмич, - спросил он, отдышавшись, - Кузьмич, а что случилось-то? Что меня так треснуло по башке? Искры-то летели, как, прямо, в моём сне.
- Ты, Стёпушка, закуси... Случилось... Ты что же...ничего не помнишь?.. Даа... А что за сон ты то и дело вспоминаешь?
- Даа... Ерунда всякая.
- Не скажи... Вдруг он вещим был, а такие сны очень точными бывают. Только как узнать, что сон приснился вещий, а не какой-то пустяшный? Такие пироги получаются...Молынья тебя хлестанула... Я-то грешным делом подумал, что тебе, прости ради Бога, конец пришёл... Вон, и дверь и косяк до сих пор дымятся.
- Понимаешь, Кузьмич, мне ночью сон приснился. Ерунда, вроде, а тут...видишь... - глядя на дымящиеся дверь и косяк, сказал Степан.
- Ну-ну, - встрепенулся Кузьмич, - давай, коль начал.
Степан тяжело вздохнул, налил полстакана самогона, выпил, занюхал хлебушком и, махнув рукой, рассказал свояку всё, что ему приснилось.
- Ох, ты! - прошептал, осеняя себя крестом, Кузьмич. - Делаа...
- Скандал получился, конечно, неприятный, а виновник-то кто? Выходит, что я. Короче говоря, в конце сна я заслуженно получил по роже от кузнеца-молодца Егора. Искры из глаз летелиии... А сегодня я, вон, под молынью подставился. Как тебе это, а? Может, и случайность...а может ведь, и нет.
- Точно! Я, как в воду смотрел, когда подумал, что сон был вещий. Веещий...забодай его комар. Веещий... Что приснится - обязательно сбудется. Никуда ты, мил человек, не денешься.
- А если бы я к тебе не пришёл?
- Я же тебе говорю: никуда не спрячешься, понимаешь? Она, молынья-то, и дома тебя достала бы. Но раз ты жив, то можно с уверенностью сказать: от молыньи ты...в общем...ну ты, поди, и сам понял. Помнишь, старика со старухой убила молынья, прямо, в доме. Мы тогда с тобой ещё пацанами были.
- Помню... Конечно, помню. Дядя Гриша, вроде.
- Ну да.
- Хороший был старик. Помотало его. Он же в немецком плену был во время войны. Исхитрился и убежал, когда их вели по лесу. У партизан разведчиком был. Даа... А после войны в лагерь, уже нашенский, загремел. Братску ГЭС, рассказывал, строил.
- Даа... Не повезло мужику: ни ордена, ни медали не помогли. А вот, как он к нам попал, я не помню. Он же, вроде, не нашенский?
- Пришлый он был... Откуда - тоже не знаю. Мужики, кстати, поговаривали, что деду Грише за неделю до случившегося сон нехороший приснился. Будто он в окопе сидит, а кругом стрельба, снаряды туда-сюда летят, осколки визжат, на голову земля после взрывов опадает. Вот... В какой-то момент, вроде бы, тишина наступила...не надолго, конечно. Протёр он глаза от пыли, глянул вверх, а на него бомба падает...прямо на него, представляешь? Каак она рванула...дед Гриша и проснулся...
- Вот она и рванула...обоих насмерть... Может, помянем их?
- Давай.
Кузьмич налил по полстакану белесой жидкости, старики выпили, занюхали рукавами своих рубашек, даже не притронувшись к закуске. Наступила довольно долгая тишина, только мухи у окошка жужжали да бились о стекло, не понимая, что через открытую дверь вылететь на свободу гораздо проще.
- Я рад, что мне сны почти совсем не снятся, - просипел Кузьмич... - Хорошо, если один-два в год, и всё...
- А вот мне, дорогой свояк, - вздохнув, сказал Степан, - каждую ночь какая-нибудь дрянь да приснится. Вот ты говоришь: тебе приснился вещий сон. Снов-то полно. Как их можно определить: какой из них вещий, а какой - пустяшный?
- Говорят, что это определить невозможно. Вот когда случится что-то, тогда становится понятно... Ладно. Давай, ещё по чуть-чуть.
- Давай, - согласился Степан, наливая в стаканы самогон. - Э-э, Кузьмич, хватит дрыхнуть, - глядя на клевавшего носом свояка, добавил Степан. - Пригласил в гости, а сам, как суслик - только бы дремать.
- Не-не-не, Стёп, я не сплю. Задумался малость.
- О чём, ежель не секрет? - спросил Степан, когда они выпили.
- Никакого секрета. Я так думаю: вещие сны и предсказания - одного поля ягода. Мутные, чувствую я, эти дела. Вот, скажем, шёл ты, шёл, а впереди на твоём пути лес. Можешь ты сказать, что там за лесом? А, Стёпа?
- Шутишь что ли?.. Откуда я могу знать?
- То-то и оно. А есть, говорят, такие люди, которые за многие годы вперёд знают, что произойдёт в мире. Думаешь, шучу? Неет, хотя сам...нет...не верю. Но ведь факты. Как против них идти-то? Возьмём те же вещие сны. Приснился ни с того, ни с сего, а через месяц увиденное сбывается. Это...это же, понимаешь...эээ...чертовщина какая-то. Вот... Ты как, Стёпа, веришь во всё это?
- Шут его знает. Меня, вон, шарахнуло, а я, однако, сумлеваюсь: может, просто совпадение. Мало ли каких событий происходит в мире похожих друг на друга. Предсказал кто-то что-то сто лет назад, а тут и случай подвернулся подходящий. Что хошь делай - сумлеваюсь я.
- Вот и я. Мы с тобой свояк, как единое целое. Даже мысли и понятия у нас с тобой совпадают. Хлопнуть надо! Эх, хороша самопалка получилась, собака её подери! Ты это... Зинка лаяться будет, на меня её гони! Расскажу, как и что случилось. Она, думаю, мне лучше поверит, чем тебе. Уже, хоть и небольшой, но плюсик. Да и дверь с коробкой погорели - не просто же так, правильно? - Последние слова Кузьмич произносил по инерции, засыпая под храп Степана.
Своих мужей сёстры Зина и Катя обнаружили ближе к вечеру спящими в предбаннике. Внимательно осмотрев обгоревшие дверь и дверную коробку, Катя покачала головой и сказала дрогнувшим голосом:
- Это что же, Зин?.. Выходит Садомиха правду сказала, что в баню молния ударила. Господи... Хорошо, что старички наши живы... Вот те на. Ой, господи... Пущай, наверно, Зин, спят.
- Пущай... страху-то, поди, натерпелись. То-то Стёпа утром сам не свой встал.
- Пойдём-ка, Зина, чайку попьём...а может, и покрепче. О-ё-ёй, старики-боровики. Прости, господи, грехи наши тяжкие.
Шепчась и поглядывая то и дело на баню, сёстры поднялись на крыльцо и скрылись в доме.

Баррмалей

С днём рождения, Бармалей!

Сообщение Баррмалей » 06 июл 2019, 10:14

спонсор. юмореска

- Иван Сергеич...здр...
- Цыть!... Какой я те Иван Сергеич?
- Ой, прости дуру ради Христа. Всё время забываю. Здравствуй, Ваня.
- Воот... А то - Иван Сергеич... Х-хее... Дай, угадаю... Тебе, Настя, чего-то надо. Угадал?
- Угадал, Ваня. Ты да не угадаешь... Прошу с пок...
- Цыть, дурёха!... Ну...ну что за комедии...матть твою...с поклоном, понимаешь... Я что тебе - царь что ль?.. Или, скажем, барин какой-то?
- Ты для меня, Ванюша, как Якубович для "Поля чудес": всё угадываешь.
- Эех! Якубович-то вопросы задаёт.
- Ну и леший с ним, с Якубовичем. Пока ты есть, он мне без надобности.
- Ну, давай рожай. Чего надо?
- Мне бы, Ванюша, сенца маленько для козы да овечек.
- И сколько их у тебя?
- Да сколько?.. Коза - одна, а овечек - две. Сенца бы им. Коза-то у меня мохеровая.
- Какая, какая? Ха-ха-хаа!
- Ой, охальник... Пуховая у меня она. Аль никогда не слышал про мохер?
- Слышал, слышал... Ладно, моток привезу. Немного народ приляжет, и привезу. Вчера только меня моя "язва" грызла. Что за народ? Чуть что - сразу доложат. Глянешь - вокруг нет никого, только домой ногой - всё уже известно до мелочей. Вот нароод!
- Зайдёшь, может? Свеженького нагнала вчера. Как стёклышко. Лучше магазинной дряни в сто раз. А ещё блинков напекла.
- Дурачок-то у тебя где? Закрыла?
- Закрыла, Ваня, не бойсь.
- Ага, не бойсь? Он у тебя, сыночек-то твой, как буйвол. Голову оторвёт и не заметит. И чего ты его держишь? Сдала бы давно... Хотя...деньги. Ты за ним, как за каменной стеной.
- Вань, да что ты?..
- А то, прям, нет. Ладно. Это дело твоё. Мне главное, чтоб он у тебя на цепи был, когда прихожу... Тебя за самогон сколько раз привлекали, а? Скажу тебе по секрету отговорку. Начнут тебе мозги парить на счёт самогона, а ты и скажи: мол, дурачок без самогона жить не может. Не налью, мол, пятьдесят грамм, он и спать не будет и в ярость приходит. А магазинную, мол, на дух не переносит. Поняла? А если, мол, не верите, поговорите с ним сами. И дверочку приоткрой. Они все штаны обгадят. Я, вроде, привык, а и то иной раз чуть струю не пустишь... И как ты с ним?
- Он, Ваня, меня только и слушается. За всё время ни разу не обозлился. Понимает, наверно, что я его мать... А уж луплю я его. Только мычит да плачет. И я с ним плачу. Вот так...
- Дааа... Суровая у тебя жизнь, Настя. Давай, наливай что ли, а то мне нЕкогда. Да и люди, поди, время засекли. Всякое, конечно, думают, хотя мы с тобой лишнего не позволяем...папарацци.. матть их!.. Ой ты! И правда хорош! О-хо-хо! Горячо пополз. Сметанку-то где берёшь?
- Да у соседки. Больно хорошую делает. Кушай, Ваня. Кушай, милый.
- Я те дам - милый.
- А какой же? Всё время меня выручаешь... И лишнего не позволяешь.
- Эт да... Ну-ка, ещё соточку накапай... Хва-хва-тит... Эх, Настя...И блинки у тебя - сами в рот летят.
- Да ты, Ваня, их, прямо, по половинке глотаешь.
- А по целому, Настя, подавиться не долго... Ладно. Всё. Представление окончено. Вечерком жди... Привет узнику. До вечера.
- Жду, Ваня...жду.

Баррмалей

С днём рождения, Бармалей!

Сообщение Баррмалей » 21 июл 2019, 06:49

Баррмалей писал(а):спонсор. юмореска

- Иван Сергеич...здр...
- Цыть!... Какой я те Иван Сергеич?
- Ой, прости дуру ради Христа. Всё время забываю. Здравствуй, Ваня.
- Воот... А то - Иван Сергеич... Х-хее... Дай, угадаю... Тебе, Настя, чего-то надо. Угадал?
- Угадал, Ваня. Ты да не угадаешь... Прошу с пок...
- Цыть, дурёха!... Ну...ну что за комедии...матть твою...с поклоном, понимаешь... Я что тебе - царь что ль?.. Или, скажем, барин какой-то?
- Ты для меня, Ванюша, как Якубович для "Поля чудес": всё угадываешь.
- Эех! Якубович-то вопросы задаёт.
- Ну и леший с ним, с Якубовичем. Пока ты есть, он мне без надобности.
- Ну, давай рожай. Чего надо?
- Мне бы, Ванюша, сенца маленько для козы да овечек.
- И сколько их у тебя?
- Да сколько?.. Коза - одна, а овечек - две. Сенца бы им. Коза-то у меня мохеровая.
- Какая, какая? Ха-ха-хаа!
- Ой, охальник... Пуховая у меня она. Аль никогда не слышал про мохер?
- Слышал, слышал... Ладно, моток привезу. Немного народ приляжет, и привезу. Вчера только меня моя "язва" грызла. Что за народ? Чуть что - сразу доложат. Глянешь - вокруг нет никого, только домой ногой - всё уже известно до мелочей. Вот нароод!
- Зайдёшь, может? Свеженького нагнала вчера. Как стёклышко. Лучше магазинной дряни в сто раз. А ещё блинков напекла.
- Дурачок-то у тебя где? Закрыла?
- Закрыла, Ваня, не бойсь.
- Ага, не бойсь? Он у тебя, сыночек-то твой, как буйвол. Голову оторвёт и не заметит. И чего ты его держишь? Сдала бы давно... Хотя...деньги. Ты за ним, как за каменной стеной.
- Вань, да что ты?..
- А то, прям, нет. Ладно. Это дело твоё. Мне главное, чтоб он у тебя на цепи был, когда прихожу... Тебя за самогон сколько раз привлекали, а? Скажу тебе по секрету отговорку. Начнут тебе мозги парить на счёт самогона, а ты и скажи: мол, дурачок без самогона жить не может. Не налью, мол, пятьдесят грамм, он и спать не будет и в ярость приходит. А магазинную, мол, на дух не переносит. Поняла? А если, мол, не верите, поговорите с ним сами. И дверочку приоткрой. Они все штаны обгадят. Я, вроде, привык, а и то иной раз чуть струю не пустишь... И как ты с ним?
- Он, Ваня, меня только и слушается. За всё время ни разу не обозлился. Понимает, наверно, что я его мать... А уж луплю я его. Только мычит да плачет. И я с ним плачу. Вот так...
- Дааа... Суровая у тебя жизнь, Настя. Давай, наливай что ли, а то мне нЕкогда. Да и люди, поди, время засекли. Всякое, конечно, думают, хотя мы с тобой лишнего не позволяем...папарацци.. матть их!.. Ой ты! И правда хорош! О-хо-хо! Горячо пополз. Сметанку-то где берёшь?
- Да у соседки. Больно хорошую делает. Кушай, Ваня. Кушай, милый.
- Я те дам - милый.
- А какой же? Всё время меня выручаешь... И лишнего не позволяешь.
- Эт да... Ну-ка, ещё соточку накапай... Хва-хва-тит... Эх, Настя...И блинки у тебя - сами в рот летят.
- Да ты, Ваня, их, прямо, по половинке глотаешь.
- А по целому, Настя, подавиться не долго... Ладно. Всё. Представление окончено. Вечерком жди... Привет узнику. До вечера.
- Жду, Ваня...жду.



стратеги. рассказ

часть 1

Пятнадцать лет назад Андрей Шурупиков, сказав жене "Прощай", повесил ключ на гвоздик в прихожей и вышел из квартиры, чтобы уже больше никогда сюда не возвращаться.
С молодой женой Андрей прожил пять лет. Детей они не завели, считая, что с этим спешить не надо. Андрей часто уезжал в командировки, а его жена с некоторых пор стала прекрасно проводить время с любовником.
Всё получилось, как в том анекдоте. Однажды Андрей вернулся из командировки гораздо раньше, чем намечалось... Дальше, что называется, классика жанра. Развелись они тихо-мирно без каких-либо сожалений и эксцессов. Андрей был из тех мужчин, которые измены - кайся не кайся - не прощают.
После развода Андрей оставил прежнюю службу и уехал с другом на Север, туда, где нефть, газ и другие полезные ископаемые.
Шли годы. Однажды, почуяв, что здоровье его начинает постепенно сдавать свои позиции, Андрей, заработавший достаточно средств, чтобы жить безбедно, решил, что с Севером пора прощаться.
К тому времени его друг Сергей Баранкин уже три года жил в маленькой деревеньке вдали от больших городов. Побывав в гостях у Сергея, Андрей был очарован местом, где располагалась деревенька. Его буквально оглушила необыкновенная тишина, а воздух, насыщенный ароматом цветов, изумил.
Согласно контракту Андрею осталось отработать на Севере всего один год, поэтому он, прогуливаясь с Сергеем вдоль деревни, мысленно уже представлял себе, как он мог бы жить здесь, тем более, что друг его уже накрепко обосновался в деревне и судя по разговорам был очень доволен местом жительства. Андрей поделился своими мыслями с Сергеем, но тот ничего конкретного сказать не смог.
Проходя мимо магазина, друзья заметили на столбе какую-то явно свежую бумажку и, заинтересовавшись, остановились, чтобы прочесть то, что на бумажке было написано.
- Вчера на столбе ничего не было, - заметил Сергей. - Так-так-так... И что тут нацарапали? Ух ты! Андрюх, смотри: сообщается, что продаётся дом. И номер телефона прилагается. Стоп... Да это же дом, который стоит почти рядом с моим. Если наискосок, то не больше метров шестидесяти... Про-да-ёт-ся... А я почему-то ничего такого не слышал. Однако.
- И что, Серёга, за дом?
- Суперный. Но почему продаётся - не понимаю? Как-то неожиданно.
- Серёг, может, стоит провентилировать это дело, а?
- Пошли.
Через три дня Андрей, которому уже следовало возвращаться на работу, стал хозяином великолепного дома и прилегавшим к нему солидным участком. На участке кроме дома были: гараж, располагавшийся рядом с домом, баня, обширный сад и, конечно, немалое пространство для огорода. Бывший хозяин из дома не взял ничего: всё оставил покупателю, предложив при этом не самую высокую цену. Андрей был счастлив. "Повезло", - решили друзья.
Год спустя Сергей встречал Андрея, сидя на лавочке возле его дома. Был он необычайно сердит на себя: обещал Андрею встретить его в N-ске, но не получилось. Третьего дня Сергей умудрился упасть на ровном месте, когда шёл от дома Андрея к себе. Причём, он не просто упал, а грохнулся на, наверное, единственный на всю деревню камень.
Острая боль пронзила его руку. Хирург райбольницы, посочувствовав Сергею, сказал, что ему ещё повезло, так как вместо предполагаемого перелома, он отделался трещиной. Но руку всё же пришлось упаковать в гипс и повесить её с помощью марлевой повязки на шею незадачливого пешехода.
Возвратившись из больницы, Сергей несколько раз внимательно осмотрел место своего падения, но камня не нашёл, хотя он прекрасно помнил, что тот на дороге был в момент его падения. Сергей даже выругался в сердцах, что за ним водилось крайне редко. И вот он сидит на лавочке возле дома своего друга с рукой наперевес и ругает себя последними словами.
Андрей подкатил к дому на такси, вытащил из авто три громоздких чемодана, расплатился с водителем, пожелав ему при этом доброго пути, и, взяв пару чемоданов, двинулся в сторону Сергея:
- Чего сидим, болезный!? - ухмыляясь, крикнул Андрей. - Рука одна здоровая, а значит, давай-ка, тоже потрудись...поди, не разломишься.
Сергей с готовностью вскочил с лавочки, схватил чемодан и вслед за Андреем поднялся на крыльцо. Оставив чемоданы на крыльце, друзья сели на лавочку и закурили.
- Нуу? Рассказывай, как ты до такой жизни докатился? - иронизируя, спросил Сергея Андрей.
- Шёл...
- Упал, очнулся - гипс? Ха-ха-хаа! - засмеялся Андрей, обнимая друга. - Ладно, переживём как-нибудь... Есть хочется, как собаке. С вечера во рту и росинки маковой не побывало. Давай, показывай, чего тут у нас? Я-то, можно сказать, ни фига ничего не помню...как и чего...
Сергей открыл дверь, ведущую на веранду, где друзья оставили чемоданы и вошли в дом.
- Идём, Андрюха, на кухню, - предложил Сергей, - я там кое-что приготовил к твоему приезду. Выпьем, пожуём и так и далее.
- Согласен, - сказал Андрей, входя следом за Сергеем на кухню. - Ух, ты! Ну, Серёга! Вот это поляна! Спасибо, друг... Ну чего? Надо генерала будить. Тост требуется.
Через полчаса, подняв несколько серьёзных тостов, друзья решили прогуляться по владениям Андрея. Заглянули в гараж и баню, полюбовались садом, когда шли по дорожке, разделяющей участок на две половины: слева, если идти по дорожке от дома, метрах в пяти от него стояла замечательная на вид баня, а сразу за ней начинался сад; справа - огород, который в это лето пустовал по вполне понятной причине.
- Серёг, а ведь скоро яблоки, вишня, смородина...чего там ещё?...созреют, - восторгаясь от увиденного, заметил Андрей. - Красотаа!.. А чего это там в самом углу за огородом? Сарайчик что ли?
- Старая баня, - просветил Андрея Сергей.
- Баня? И зачем она? Вон же...стоит.
- Так ведь сначала та была.
- ПонЯл...не дурак... Может, Серёга, заглянем? Электричество, смотрю, подходит. Топилась баня, наверное, дровами. Никаких труб, по крайней мере, не наблюдается.
- Ну а чем же ещё? - согласился Сергей. - Дверь, кстати, закрыта на замок. Старинный какой-то.
- Где ключ я не знаю, - пожав плечами, сказал Андрей. - Стоп-стоп-стоп! Еесть ключик. Вон, он висит на гвоздике под самой крышей. Держи, верный оруженосец!
- Андрюх, - Сергей показал глазами на висевшую на повязке руку.
- Ааа! Ну да... Я тогда сам, так сказать, царственной ручкой.
Через пару минут мучений Андрей наконец открыл дверь, ведущую в предбанник, в котором на удивление мужчин царили необыкновенные чистота и порядок.
- Ничего себе, - выдохнул Андрей. - Ты что ли навёл?
- Да ты что, Андрюх, я здесь никогда и не был. Как думаешь, в парилку стоит заглянуть?
- Стоит, Серёга, стоит. Ты только глянь: веники висят, дрова приготовлены... В парилке, подозреваю, тоже всё в полном порядке. Таак... Вот и выключатель. Да будет свет!
Андрей открыл дверь в залитую электрическим светом парилку и снова ахнул:
- Умел мужик жить. Везде полный боевой порядок...будто...будто только вчера здесь кто-то попарился и помылся, и, уходя, убрал за собой... Я, пожалуй, буду здесь хранить садовый инвентарь. Как ты на это смотришь?
- Поживём, увидим... Кстати, обрати внимание на тропку, ведущую к бане... И к ней не заросла народная тропа.
- Ты хочешь сказать...
- Хочу. За несколько лет тропа должна была бы, по крайней мере, покрыться травкой. Ну...и где она?
- Ладно, Серёг, пойдём ещё до речки сходим, а потом...потом видно будет. Мы, я думаю, на обратном пути сюда ещё зайдём. Вон, и ведро почти новое...домой заберу. Всё, пошли.
Андрей закрыл дверь на замок и повесил ключ на прежнее место, на гвоздик под крышей. "Ну и зачем я закрыл?.. Хотел же вернуться", - подумал Андрей и, пожав плечами, поспешил вслед за Сергеем, который уже вышел через калитку на зелёную лужайку, простирающуюся до самой воды, протекавшей метрах в двадцати от изгороди, реки.
- Вид, конечно, сказочный, - сказал Андрей. - А что, Серёг, если нам купить резиновую лодку, а? Река-то не маленькая. Какая интересно здесь ширина?
- Метров двадцать, а может, и больше, - отозвался Сергей. - Рыбы здесь - ловить не переловить. Я тоже про лодку думал, но одному - как-то стрёмно, а вот вдвоём - в самый раз. Я тебе, Андрюха, классную удочку подарю. Хочешь?
- А то! Конечно, хочу. Завтра утречком подгребай ко мне, и пойдём на рыбный промысел. Снасти не забудь.
- Не забуду.
Мужчины расположились на травке, рассуждая об обустройстве участка.
- Ну чего, Серёг, повалялись на травке, может, пойдём, а то у меня тост наружу рвётся.
- Пошли.
Мужчины дошли до поворота к старой бане, и Андрей вспомнил про ведро.
- Погоди, Серёг, я ведро возьму... Серёг, чего-то ключа нет.
- Как нет? Ты же, вроде, его на гвоздик повесил. Может, упал?
Несколько минут Андрей швырялся в траве возле бани.
- Нету тут ни черта! Куда ж он подевался?
- Ты в карман его случайно не положил? - спросил Сергей.
- В карман?.. Так...я его, вроде, на гвоздик повесил, хотя...хотя, может, по инерции и сунул в карман. Бес его знает!.. И в карманах нет...
- Пошли на берегу поищем, - предложил Сергей. - Если был в кармане, то мог запросто, когда валялись на траве, вылететь.
Минут пятнадцать друзья обшаривали место, где нежились в траве на берегу реки. Ключа нигде не было. Разочарованные мужчины бросили, как им показалось, бесполезное занятие и двинулись в сторону участка. Проходя мимо поворота на старую баню, Сергей вдруг остановился.
- Стоп, Андрюх. Я сейчас, - сказал он и подошёл к бане. Удивлению его не было предела: ключ, как миленький, висел на своём месте. - Андрюх, ну и где у тебя глаза?
- На бороде, - огрызнулся беззлобно Андрей.
- Смотри, вот он, ключик-то, домовладелец!
Открыв дверь, Сергей взял ведро, снова закрыл замок и повесил ключ на гвоздик. Андрей некоторое время не мог прийти в себя после случившегося.
- Серёга, я же не сумасшедший? Не было ключа на гвозде, клянусь чем хошь. Что я - слепой что ли? Ты думаешь, что я - раззява, а?
- Успокойся, Андрюха, - похлопав друга по спине, сказал Сергей. - Посмотрим, - добавил он, о чём-то задумавшись. - Чудно, конечно... Не увидеть ключ ты никак не мог, а значит...не знаю, что и сказать.
Я предлагаю взять этот инцидент на заметку... И тост на этот случай можно о-ёй! какой придумать.
- Придумывай-придумывай, романтик, - проворчал Андрей. - Только это мне совсем не нравится.
- Нравится не нравится...
Сидя на кухне после нескольких новых тостов, Андрей вдруг сказал:
- Серёг, как же ты будешь ловить рыбу, ежели у т-тебя одна рука - ко-ло-туш-ка? Может, пока отложим? Ты когда к хирургу?
- Ч-через два дня...
- Нуу...вот. Я...эта...пока в доме разберусь, а таам. Лады?
- Л-лады. Зз-за успех!.. - объявил новый тост Сергей.
На другой день Андрей проснулся поздно: время шло к обеду. Взяв на кухне со стола бутылку водки и кусок колбасы, он вышел на улицу.
Сам того не помышляя, Андрей пошёл по дорожке, ведущей к реке. На берегу было замечательно. Шелковистая трава приняла его в свои объятия. Полежав с десяток минут, Андрей выпил из бутылки пару глотков водки и закусил кусочком колбаски. Любуясь прекрасными видами, он вдруг услышал пение, доносившееся из-за пригорка.
Прихватив с собой бутылку, Андрей пошёл в сторону заинтересовавшего его песнопения. Поднявшись на пригорок, он увидел, как десятка два мужчин, женщин, парней и девушек водят хоровод. Андрей обомлел от удивления. "Надо же?" - восхитился он, пытаясь понять, что поют те, кто был в хороводе, но слов разобрать так и не смог.
В сторонке от хоровода на траве сидела девушка. Андрей подошёл поближе, и буквально был поражён её красотой. Девушка глянула в его сторону, и её полыхнувший зеленоватым светом взгляд, будто пронзил Андрея. Несколько минут они смотрели, молча, друг на друга. Наконец Андрей, совладав с собой, спросил, как её зовут.
- Лея, - сказала девушка нежным голосом и улыбнулась.
- А меня - Андрей.
Хоровод к удивлению Андрей куда-то исчез. Он вопросительно глянул на Лею.
- Ещё не время, - сказала она. - Теперь иди.
- Можно я завтра снова приду? - спросил Андрей.
Лея только кивнула головой в знак согласия. Тяжело вздохнув, Андрей сделал пару глотков из бутылки и пошёл к своему месту на берегу реки. Посидев несколько минут в задумчивости, он лёг на удивительно пушистую траву и скоро уснул.
Разбудил его Сергей:
- Эй, соня! Кончай ночевать!
- Серёга? Ты откуда?
- Оттуда, откуда все. Зашёл к тебе, а тебя и нет. Решил, что ты где-то здесь и, как видишь, не ошибся... Дай, глотну. Ухх! Сильна совецка власть!.. Ну? Рассказывай, как время провёл?
- Хорошо. Я, кстати, с девушкой познакомился.
- Чегоо!?. Ты чё, старичок, ошалел!? С девушкой... Заливай, давай, дальше.
- Ничего я не заливаю. Вон...там...за бугром...
- Ну?
- Какие-то люди хоровод водили.
Андрей поведал Сергею всё, что с ним приключилось. Слушая рассказ друга, Сергей то ухмылялся, то откровенно похохатывал, но глаза выдавали отношение его к данному случаю. В конце концов Сергей просто помрачнел. Схватив бутылку, он отпил из неё не менее десятка глотков, а затем, глядя на Андрея из под бровей, подытожил рассказ друга, пытаясь изо всех сил шутит:
- И были они счастливы и веселы.
На какое-то время наступило молчание.
- Говоришь, за пригорком? - переспросил Сергей.
- Ну да. Вон там, за пригорком всё и произошло.
- Пошли.
- Куда?
- Туда. Куда же ещё?.. На пригорок. Хочу полюбоваться запригорьем... Не тебе же одному... Верно?
- Нуу...пошли, - сказал Андрей, хлебнув из бутылки, пожимая плечами.
То, что они увидели за пригорком, поразило Андрея до самой последней клеточки его большого тела. Всё пространство за пригорком, начиная от домов и заканчивая берегом реки, было занято огородами.
- Я думаю, дорогой друг, что здесь идеальное место водить хороводы, - съязвил Сергей.
Андрей, молча, смотрел на то, что явно не соответствовало тому, что он видел какое-то время назад.
- Ничего не понимаю, - прошептал он и с мольбой в глазах глянул на Сергея. - Как...как...
- Как такое возможно? Значит, милый друг, возможно. Пошли-ка отсюда. Хватит с тебя впечатлений на сегодняшний день.
Сергей бодро зашагал в сторону участка, принадлежащего Андрею, а за ним, спотыкаясь и ковыляя, шёл, опустив голову, Андрей. Открыв калитку, Сергей пропустил вперёд Андрея, а затем, закрыв плотно калитку и опередив Андрея, зашагал по дорожке, ведущей к дому, но напротив старой бани он остановился.
- Стоп, Я щас, Андрюха. Подожди минутку.
Подойдя к бане, он увидел, что замок на двери отсутствует. Тогда, не долго думая, Сергей рванул на себя дверь и отпрянул в сторону.
Из предбанника на него пахнуло затхлым воздухом. В предбаннике его взору предстали сплошные паутины, в которых засохли мухи и мошкара.
- Что и следовало доказать, - подытожил Сергей. - Это дело, Андрюха, надо хорошенько обмозговать. Пошли отсюда и поскорее. Местечко-то получается не такое простое, каким кажется.
Подойдя к дому, мужчины решили посидеть на лавочке. Андрей принёс из дома бутылку водки, стопку и солёный огурец. Наливая в рюмку водку, Андрей попросил Сергея сказать что-нибудь о том, что произошло.
Сергей выпил, закусил и поведал Андрею то, что он думает о последних событиях.
- На прошлой недели я, Андрюха, смотрел одну интересную передачу по телеку. Согласно этой передаче то, что произошло на твоём участке и, наверное, за ним до самой реки, существует портал, который объединяет...или...нет...способствует сообщению между разными измерениями. Я, прошу прощения, не специалист, поэтому...как могу.
Получается, что из твоего участка можно попасть в другой...параллельный мир, где существует такая же жизнь, как и здесь. Короче, нам нужна стратегия. Понял? Давай, по чуть-чуть за стратегию, - сказал Сергей и сделал пару глотков из бутылки.
- Давай. Чё за стратегия-то? - оглянувшись вокруг прошептал Андрей.
- Простая. Я надеюсь, что ты, мой милый друг, не собираешься дать дёру отсюда, как бывший хозяин?
- Пока не думал.
- И не думай, потому что думающий центр находится в моей башке.
- Нуу...тогда, давай, придумай что нибудь.
- Обязательно придумаю... Для начала ты поживёшь у меня...ну...в целях безопасности...как бы. Короче, чтоб был всё время у меня перед глазами, а то убежишь к своей зеленоглазой...ищи тебя потом свищи. А дальше...дальше посмотрим...куда кривая повернёт... Ясно одно...сечёшь?.. Лезть на участок, пока всё не выясним...ни-ни... Будем...чего?
- Чего?
- Наб-лю-дать...
- Чего наблюдать-то? - прохрипел Андрей.
- Смотри, - сказал, несколько раз тряхнув головой, Сергей, - старая баня для нас, как маяк на море, понял? Сегодня мы с тобой увидели её настоящее лицо...в смысле...глянуть не на что. Развалина да и только. А когда она новая, то значит, другое измерение налицо... Андрюх, ты чего-нибудь понял?.. Я - ни фига...
- Понял... Значит...значит, это что-то не наше... Правильно?..
- Йес, сэр...правильно. Башковитый ты мужик, Андрюха: сходу всё понимаешь... Пошли ко мне...Пора нам, друган, бай-бай...
- Ккак...йес...
Утром следующего дня Сергей проснулся оттого, что трам-та-ра-рам стоял по всей кухне. Он хотел что-то сказать, но язык совершенно высохший за ночь не хотел даже шевельнуться. Тогда Сергей рванул к холодильнику, вытащил бутылку с квасом и, сделав пару глотков, замер от удовольствия. Язык постепенно смочил бодрым холодным квасом всё пространство рта. Икнув, Сергей кашлянул для начала, а затем крикнул:
- Эй! На кухне! Ком цу мир!
Из двери, ведущей в кухню, высунулась всклокоченная голова с порядком опухшим лицом.
- Андрюх, там ты ничего не найдёшь, - сказал, ухмыляясь, Сергей. - Держите, сэр, квасок.
Андрей схватил бутылку и припал к горлышку.
- Горло не застуди, болезный... Ну как? Надеюсь - живой?
- Не знаю, - пытаясь отдышаться, ответил Андрей.
- Давай, на кухню. Я...щас.
Сергей вытащил из холодильника бутылку водки и кусок копчёной колбасы. Присев на кухне к столу, он налил в рюмку водку и, подавая её Андрею, сказал:
- Запомни, Андрюха, на будущее: холодильник у меня в прихожей. Держи, болезный...Даа... Шуранули мы с тобой вчера. Ничего...щас поправимся, но пока по чуть-чуть... Ухх, хорошо, кстати, пошла... Ты, Андрюх, посиди, а я пойду на поиски бинокля. Где-то у меня такая штука есть. Смотри, ещё не больше одной: нам ещё сегодня предстоит. Я, короче, за биноклем, а ты будь паинькой.
Несколько минут где-то в доме слышался невероятный шум. Наконец на кухню возвратился Сергей. В руках он держал бинокль.
- Видал, Андрюх!? Немецкий семикратный, понял!? Ха-ха-хаа! Понял!? Теперь мы любую букашку рассмотрим... Давай, по чуть-чуть за бинокль...и...и пойдём к твоему владению.
На лавочке возле дома Андрея стояла недопитая бутылка водки и лежала недоеденная колбаса.
- Серёг, здесь что и собак что ли нет? - удивился Андрей. - Обалдеть. И бухарей, видать, тоже нема. Ну и дела: прям, Европа какая-то...
- К этому дому, Андрюха, только черти и собираются, остальная нормальная живность сюда и за версту не подходит. Ха-ха-хаа!..
- Хватит ржать. Куда теперь это?
- В мусорку, куда же ещё? Если, конечно, не брезгаешь, то...
- Хватит что ли...
- Ладно. Сильно не печалься.
- Ладно так ладно. Пошли на крыльцо.
- Андрюх, мы зачем пришли? Сначала - дело... Щас посмотрим, чего там у бани. Таак... Не видно ни фига. Туман что ли какой-то?
- Дай-ка мне, - рванул Андрей из рук Сергея бинокль. - Хозяин лучше всех видит свою собственность.
- Ну и?
- Есть замок.
- Оп-па... Ждём лучших времён. Присаживайся, товарищ собственник. Какое-то время, я думаю, нам спешить смысла нет.
Мужчины выпили, закусили и на некоторое время задумались каждый о своём.
- Серёг, - вдруг ожил Андрей, - у меня мыслишка появилась. Я её до тебя доведу, а уж ты, как всегда, дашь, может быть, ей ход.
- Нуу? Доводи, чего ждёшь-то?
- Надо над...баней...
- Ну?
- Флаг водрузить.
- Стоп-стоп-стоп... Ай, да Андрей! Ды ты же - гений!
- Чего тут гениального?
- Флаг, Андрюха, виден гораздо лучше, чем замок. Это - раз. Потом. Щас-щас-щас... Вдоль дорожки надо тоже навтыкать побольше маленьких флажков. Понял зачем?
- Пока нет.
- Мы должны...рассуждая, конечно по дилетантски, определить, где находится этот чёртов портал...границу между нашим и каким-то ещё измерениями. Понял?
- ???
- Когда флаг на бане не будет виден, значит, он в другом измерении. Мы расставляем флажки вдоль дорожки от бани старой до бани новой. Понимаешь? Если граница между измерениями существует, то те флажки, которые попадут в другое от нашего измерения, тоже не будут видны, как и флаг на бане. А мы с тобой должны выяснить, какие флажки пропали...ну...стали не видны...или наоборот...остались видны. Это будет означать, что они находятся в нашем измерении. Понял?
- Понял. А потом таким же образом можно будет определить ширину этой границы. Да?
- Само собой. А потом, я думаю, мы найдём этому применение и, может даже, встретимся с твоей зеленоглазой. Ну чего? Пляши!
- Щас...только ботинки сниму. Когда это будет...
- В таких делах спешить не надо. Будет.
- Не знаю... но тебе всегда хочется верить.
- Ну, Андрюха! Силён, бродяга! Давай, тост. Я, например, предлагаю: за флаг, а!?
- За флаг Победы над...над...этим...ма...мракобесием!
- Точно. Ты, Андрюха, долго молчишь, но как скажешь...слов нету!
- И я встречу мою зеленоглазую, Серёг? Правда?
- Сто прОцентов. Скоро-скоро мы всё возьмём в свои руки. Мы с тобой ещё везде побываем...и...и мне...тоже найдём такую же зе...зе... синеглазую.
- Серёг, мы с тобой...
Спустя три дня, Андрей на правах хозяина первым направил бинокль в сторону старой бани.
- Йес, Серёга. Нету замка.
- А говоришь "йес". Его же нету. Всё, пора флаг водружать да расставлять флажки вдоль дорожки.
Закрепив флаг на бане, друзья занялись расстановкой флажков вдоль дорожки с левой стороны, если смотреть от дома, отступив от неё в сторону порядка одного метра. Первый флажок воткнули почти напротив старой бани, а дальше - через каждые четыре шага.
- Ну вот, - сияя, как надраенный пятак, - восторженно сказал Андрей. - А теперь что?.. Ждать будем?.. А... Серёг?
- Ну да. Чего ж ещё? Надо план нарисовать. У тебя бумага и карандаш найдутся?
- Не знаю. Пойду, наверно, поищу. Поди-ка у бывшего что такое было?
Внимательно просмотрев нарисованный Андреем план своих владений, Сергей задумался.
- Слушай, Андрюха: нам надо добавить флажков на участке. Бери, сколько есть, и пошли доделывать недоделки.
- Какие недоделки?
- Ряд с флажками надо довести до задней изгороди. Там их надо-то штуки три. Это работа для меня, как...для инвалида, а ты по другую сторону дорожки наставишь флажков через каждые два шага, начиная от флажка, который я сам определю. Зачем это надо, я тебе потом объясню. А сейчас, когда флаг на бане ещё торчит, давай-ка, друг мой любезный, поработаем.
Андрей, взяв все остатки заготовленных флажков, сунул их под мышку и побрёл за Сергеем.
Закончив работу, мужчины внимательно осмотрев участок, остались довольными.
- Может, Серёг, прогуляемся по деревне, - попросил Андрей, - а то пьём да пьём: надоело до смерти. Я вообще к спиртному как-то не очень, а тут...
- Я, кстати, Андрюха, тоже в этом плане: хватит гулять. Пьянству, как говорится, бой! Смотри, какая красота вокруг! Птички, прямо, заливаются! Ляпота! А мы с тобой бухаем, ничего не видим, не слышим: непорядок...однако... Через недельку мы с тобой, я думаю, наладим всё, как надо, и займёмся настоящим отдыхом с походами, рыбалкой и...так и далее. Всё, Андрюха, будет нормально... Я это рылом чувствую. Ух, красота!.. У тебя план с собой?
- Ну да, с собой.
- Сегодня на твоём участке нам делать нечего, поэтому идём ко мне, пообедаем и бай-бай. Завтра, думаю, многое прояснится. А я, пожалуй, перед сном над планом поколдую. Есть у меня одна мыслишка, которая поможет нам устроить благополучие...для тебя...ну...и для меня тоже... раз мы - друзья. Верно?
Утром следующего дня, только глянув на участок, Сергей засиял:
- Йес, Андрюха! Всё даже лучше, чем я думал. На бане флага нет, а вместе с ним заодно и многие маленькие флажки исчезли. Видишь?
- Ну?
- Вот тебе и "ну"... Все флажки слева от дорожки налицо, а это значит, что они находятся в нашем измерении. А справа, видишь? Только флажок, который я поставил, стал невидимым, а следующий через два шага: вон, красавец. Стоит, как ни в чём не бывало. Что я предлагаю? Щас малость отдышусь. Я, прямо, как заведённая игрушка в данный момент.
- Ну, давай, Серёг, не тяни, - взмолился Андрей.
- Короче, ставим забор. Пройдёт он по сохранившимся флажкам, которые слева, от заднего забора до первого флажка, сохранившегося справа, тем самым отгородимся от подозрительного участка, в который входит старая баня и часть дорожки, ведущей к калитке.
- А как же речка, рыбалка?..
- Присобачим к задней изгороди новую калитку и тропку к ней протопчем. Так что не боись. А за новоявленным забором нам пока делать нечего. Завтра снимаю гипс, а заодно зайду в "Хозмаг". К концу недели забор должен стоять, как...ладно.
- Значит, я со своей зеленоглазой больше никогда не увижусь?
- Эт почему? Вот обживёмся, привыкнем к новым условиям жизни, а там... Шлея под хвост залетит, возьмём да и сходим в параллельное житьё-бытьё. Может, и я себе какую-нибудь синеглазую присмотрю. Только вопрос имеется. Твоя зеленоглазая, как ты сказал, совсем молоденькая, а тебе, Андрюха, сколько?
- Умеешь ты, Серёга порадовать... И чего теперь?
- Чего-чего... Пойдём завтракать. Поживёшь пока у меня. Поставим забор. тогда уже можешь жить в своих хоромах без страха, а сейчас...кто его знает...чего можно из параллельного или...измерения
ожидать. Никак не могу до конца определиться. Э-хе-хе... Пошли. Всё будет хорошо.
- Думаешь?
- Сто пудов.

часть 2.

Утро выдалось солнечное. Тишина стояла необыкновенная. В воздухе витала лёгкая прохлада, которая приятно холодила лицо. Сергей подходил к дому Андрея с чувством какой-то неопределённости. Друг его сидел на лавочке возле дома и с улыбкой на лице смотрел, как приближается к нему Сергей. "Если кто и есть настоящий верный друг, то это без всякого сомнения - Сергей", - подумал Андрей, слегка краснея от таких мыслей. Он, всё ещё смущаясь, поднялся навстречу другу.
- Здорово, Серёг! Присаживайся, как говорят в Одессе! - сказал с пафосом Андрей, показывая рукой на лавочку.
- Привет. Хорошо тут у тебя, - присаживаясь на лавочку после рукопожатия, сказал, улыбаясь Сергей. - А день-то, а!? Иехх! Прямо, ухх! Как говорится, займи, но выпей! Хорошо, что у нас с тобой, надеюсь надолго, сухой закон. Как у тебя?
- Вроде, ничего, - уклончиво ответил Андрей.
- И у меня тоже... Я хочу предложить тебе: давай, пока не очень жарко, сходим к реке...пройдёмся по берегу. Влево мы уже ходили - там огороды, а справа домов нет, а, значит, и огородов тоже, а, значит, и берег чистый...в смысле, без влияния цивилизации. Ты как?
- Вообще-то, я сам хотел тебе это предложить, но...как-то... Давай, сходим.
- А заодно, - добавил Сергей, - посмотрим, как там наше сооружение. Забор получился, на мой взгляд, что надо!
По тропке друзья дошли до забора, который они возвели несколько дней назад. Передняя стена его, если смотреть от дома, возвышалась почти на три метра, а боковая, ведущая к задней стороне участка - примерно на два метра. На углу этого замечательного сооружения мужчины остановились, и Сергей выдал лозунг: "Да здравствует, крепость!"
- Знаешь, Андрюх, а мне нравится забор, хотя какую роль он сыграет в наших дальнейших делах, никто не знает...Ну чего? Потопали к реке.
Оставив за собой новенькую калитку, встроенную в изгородь, друзья вышли на прекрасную поляну, отделявшую реку от участка.
- Здесь, наверно, хорошо отдыхать, - заметил Сергей. - Может...пройдёмся вдоль берега: справа мы ещё не были.
- Пошли, - согласился Андрей.
Мужчины прошли не более сотни метров, как их внимание привлёк человек, сидевший на берегу. В руках, как показалось друзьям, он держал удочку.
Подойдя поближе, они увидели довольно старого человека с окладистой седой бородой, сидевшего на раскладном стульчике. Старик держал в руках, как они и предполагали, удочку. Правда, рядом с ним не было никакой ёмкости для рыбы, ни какой-нибудь баночки для приманки. Это несколько удивило друзей.
Повернувшись в сторону подошедших мужчин, старик улыбнулся белозубой улыбкой:
- Доброго здоровья, господа.
- Здрасте, - сказал Сергей, подавая незнакомцу руку. - Я - Сергей, а это - Андрей.
- А я - Тимофей, - представился в свою очередь старик.
- Вот и славно, - снова взял слово Сергей. - Вот и познакомились. Как рыбалка? На что, если не секрет, ловите?
- Многим кажется, - словно не слыша вопроса, сказал Тимофей, - что раз человек пришёл на рыбалку, то должен непременно наловить уйму рыбы, а я, например, люблю просто посидеть с удочкой на берегу реки или пруда. Это же самый что ни на есть лучший отдых. И вам советую... Сергея я, кстати, знаю: он уже три года в магазин за продуктами ходит, а вот...Андрей...слышал я, купил дом Гришки Самоедова. Хороший дом...добротный. Но...есть махонькое но... Я живу здесь всего пять лет, однако много чего наслышался, поэтому настоятельно рекомендую сходить к Корнею...к деду, конечно, Корнею, - уточнил Тимофей. - Он всё знает, что связано с этим домом.
- И как его найти? - полюбопытствовал Сергей.
- Очень даже просто: подниметесь отсюда на пригорок. Там дорога ведёт в деревню. А дальше...дальше через всю деревню к последнему дому с двухцветной крышей: одна половина красная, а другая зелёная. Там и живёт дед Корней. Ему, кстати, девяносто восемь лет. Туда и надо сходить. Очень надо, - подчеркнул Тимофей. - Но вы, мужики, молодцы: такой забор возвели - завидую вашей придумке.
Сергей и Андрей невольно переглянулись, а когда хотели что-то уточнить у старика, того и след простыл.
- Обалдеть! Куда он, Андрюх, делся-то? Откуда взялся, куда исчез - сам чёрт не разберёт... Может, стоит сходить до Корнея, а, Андрюх?
- Серёг, мне, несмотря на сухой закон, так и хочется напиться.
- Я, кстати, за. У тебя что есть?
- Виски...бутылок десять литровых. Ты как?
- Можно и виски... На лавочке да под щебетанье птичек - красота!
За разговором друзья и не заметили, как дошли до дома Андрея. И уже через несколько минут они сидели на лавочке. Между ними стояла бутылка виски, рюмки и тарелочка с нарезанной бужениной.
- Ну чего, Андрюх? Давай, за развитие мысли. Что-то мы с тобой загрустили, а это не очень хорошо. Чего грустить-то? Терять нам в этой жизни совершенно нечего: ни жён, ни детей, ни...плетей. Может...может, будем радоваться тому, что пока живы-здоровы? Выпивки - море, жратвы - хоть объешься: чего нам ещё не хватает?
- За что я тебя, Серёга, безмерно уважаю, так это за удивительные выводы, которые ты безошибочно делаешь в самых разных ситуациях. И правда: прочь уныние!
- Андрюх, да ты же, прямо, Цицерон, ей Богу! Такую речь выдал...чудо да и только... Молоток! Длинные речи, должен я заметить, далеко не твой конёк, а тут... Ну?... Генерала будить надо...
- Доброго здоровьица, молодые люди, - услышали друзья и повернулись на голос. Перед ними стоял седой, как Лунь старик. - Чего молчим? - задал вопрос старик.
- Доброго вам здоровья, дедушка! - рявкнули в один голос оторопевшие мужчины.
- Вы...случайно не дед Корней? - спросил Сергей.
- Он самый, - сверкнув глазами, - сказал старик, - рад познакомиться. В нашей деревне каждое новое знакомство - редкая удача. Приятно видеть нового жильца в Гришкином доме. Жильцов через этот дом прошло... Прошу прощения за болтливость.
- Может, вы с нами дед Корней...выпьете? - спросил Сергей, с благоговением глядя на старика. - Я бы с удовольствием вам предложил, но не знаю... можно вам или нет: девяносто восемь всё-таки.
- Тимофей разболтал. Везде успевает... Нальёте самую малость, выпью. Мне здоровье беречь нет никакого смысла.
- И всё же... Андрюха, рюмку гостю! Я предлагаю выпить за здоровье деда Корнея! Виват!
После выпитой рюмки виски глаза деда Корнея засверкали с новой силой.
- Энто, что за штука такая? - спросил старик, втягивая воздух сквозь бороду. - Сильная...ох, сильная, а мы всё ж сильнее её!
Друзья переглянулись. В их головах окончательно перемешались быль и небыль. Надо же: столетний старик хлещет виски, как..как...слов нет.
Вторая рюмка прогнала грусть-печаль прочь из Сергея и Андрея, а дед Корней, тот и вовсе хохотал над каждой их шуткой.
- Тимофей, подлец, - сказал дед Корней, - всё время прибавляет мне десять лет. Паразит. Мне всего-то восемьдесят восемь, а это, считай, детский возраст.
- А что Тимофей? - спросил Сергей.
- Аферист он. Откуда приходит, куда уходит - никто не знает. У него есть какие-то свои тайные пути, по которым он и шастает туда-сюда. Неуловимый он какой-то...хитрый, но, как мне кажется, не коварный. Одним словом, легко по жизни идёт... Ну чего, молодёжь? Бог любит троицу!
После третьей выпитой рюмки деда Корнея стало не узнать. Перед друзьями сидел строгий, умудрённый жизненным опытом, человек. Андрей и Сергей, пожимая плечами, переглянулись.
- Ну что, ребятки. Попили, посмеялись, пора, как говорится, и честь знать. Я прожил в этом доме около двух лет, а затем продал его...можно сказать, отдал даром, новому владельцу. Дом многие годы никто не ремонтировал... то есть, им никто не хотел заниматься. Он возродился, когда его купил Гришка Самоедов, который не зная ничего о прошлом дома, привёл его в нынешнее состояние. Дом получился, сами, поди, видите, какой. Чудо! Но, увы...и Гришке не удалось в нём нормально пожить... Даа... Когда я узнал, что вы построили забор, то смеялся над своей бестолковостью до слёз. Кто-то в деревне может подумать, что вы решили за этим забором какую-нибудь коноплю выращивать, но я-то сразу понял что к чему. Какую коноплю? Тут площадь-то с гулькин нос. Одна баня сколь места занимает. Люди, может, и не понимают таких тонкостей, а дед Коней враз...на ум взял это обстоятельство. Подумав, я решил сам к вам наведаться: кто знает, найдёте вы ко мне дорогу или нет, а у меня к вам есть серьёзное предложение-предупреждение. Вы, наверняка, поняли, что выйдя за забор, можно попасть в другое измерение, а по другому - параллельный мир. Хочу вам сказать, что измерений этих, то есть, иных миров, сотни, а может, и тысячи. Каждый раз переходя черту, невозможно предположить, куда ты попадёшь. То же самое, если идёшь с той стороны. Потеряться в параллельных мирах - плёвое дело. Возможно, что вы этого не знаете, поэтому я здесь.
- Выходит, - сказал дрогнувшим голосом Сергей, - можно...
- Навсегда пропасть в чужих мирах, - закончил за Сергея дед Корней. - Вы, поди, уже подумывали сходить на досуге в другие измерения?
Наступила довольно долгая пауза. Каждый обдумывал то, что констатировал дед Корней. Качая головой, Сергей наполнил рюмки.
- Спасибо, дед Корней за предупреждение. Сходить куда не надо нам, конечно в голову приходило. Отказаться от такой затеи, наверно, глупо. Значит...значит надо найти способ обезопасить себя от неприятностей... Предлагаю выпить по чуть-чуть и опять за нашего замечательного гостя деда Корнея!
Что-то мне подсказывает, что он способ такой нашёл. Бывай, дед Корней! За тебя! Ну...и за нас маленько.
Все дружно звякнули рюмками и отправили их содержимое в рот. Дед Корней почти ничего не ел, а только, как и после всех предыдущих рюмок, понюхал бороду.
- Если бы я, ребята, додумался построить забор, ни за что отсюда не сбежал, - сказал дед Корней, сверкая вовсе не по старчески глазами... - Ты прав, Сергей: ходил я несколько раз в иные миры.
- А как же назад? - вставил слово Андрей.
- Слыхали когда-нибудь про нить Ариадны?
- Понял! - воскликнул Сергей. - Ну...дед Корней! Вы же - гений! Теперь нас ничто не остановит... А, Андрюха?
- Эээ, ребятки. Спешить не надо, - осадил Сергея дед Корней. Прыткие вы, прямо, спасу нет. Давайте, пройдёмся до поляны. Хочу всё осмотреть на месте и кое-что для себя уяснить.
- Андрюх, - сказал Сергей, показывая взглядом на лавочку, - возьми с собой: на поляне посидим да покумекаем.
- Молодцы, ребята, - взял слово дед Корней. - Хорошо придумали, но...я хочу на всё это взглянуть изнутри. Потом объясню зачем? Таак. Новая калитка всегда ведёт нас в наш мир. Через неё, естественно, ни в какое иное измерение не попадёшь. Теперь...внимание: заходим внутрь отгороженного пространства. Баня, конечно, сущая развалюха. А теперь, - сказал дед Корней, - прошу внимания...
Когда до высокой стены осталось не более полуметра, дед Корней сколько можно наклонил голову вперед и двинулся осторожно к стене.
- Смотри, дед Корней, наш забор не забодай, - пошутил Сергей.
Вдруг дед Корней остановился и поднял вверх указательный палец. Голова деда Корнея оказалась всего сантиметрах в двадцати от стены. Через несколько секунд он отпрянул назад.
- Вот он где проход, - прошептал дед Корней. - Сколько тут?. Агаа... Сантиметров двадцать да плюс ещё, скажем, столько... Вот так. Здесь, ребята, надо ставить ещё одну стену.
- Зачем!? - воскликнул, ничего не понимая, Сергей.
- Линия прохода должна быть между двумя стенами, чтобы никто из посторонних случайно не попал в параллельный мир. Можете взглянуть: забора вашего в другом измерении нет. Друзья только присвистнули.
- Это как же, твою мать... - продекламировал Сергей. Надо - так надо. Но...тогда надо и один боковой лист профиля нарастить. Ну...который на углу.
- Правильно. И ещё, - опять взял слово дед Корней, - надо...
- Стоп-стоп-стоп! - улыбаясь, крикнул Сергей. - Остальные предложения после перекура. Надо сказанное внимательнейшим образом обсудить. Пошли, мужики, на поляну.
- Ну что ж, - согласился дед Корней, - обсудить, конечно, надо...тем более, что моё предложение...новое...касается поляны.
- Вы мне все мозги запудрили, господа хорошие, сказал, махнув рукой, Андрей. - Всё. Пора это дело сбрызнуть...по чуть-чуть. Погода - чудо, а мы всё о своём...чёрт те о чём.
Сидели единомышленников на поляне едва ли не более часа. Разговор вёлся на самые разные темы, но той проблемы, которая их занимала последнее время, мужчины старались избегать. И только когда виски в бутылке почти не осталось, слово снова взял дед Корней:
- Хорошая поляна. Слава Богу, что теперь можно безбоязненно проводить здесь время. Пройдёт совсем немного и вы, я совершенно уверен, врежете в стену, разделявшую миры, дверь с хорошим засовом.
- И замком, - добавил, захмелевший Андрей. - И... и не в одной стене, а в обеих. Правильно, дед Корней?
- Конечно, правильно. Теперь. Я уже говорил, что много раз позволил себе хоть на немного, но заглянуть в иные миры. Их, этих...эээ...миров, прямо, тьма сколь... Зуб даю, - сказал дед Корней и продемонстрировал рот, в котором не было ни одного зуба.
- Вот...вот в чём ваша ошибка, уважаемый дед Корней: тому зуб, другому зуб, а в итоге вы остались без ничего, - заметил Андрей, у которого в результате употребления виски язык самую малость развязался.
- Я и говорю, - согласно кивая седой головой и глядя на Андрея слезящимися от нахлынувших чувств глазами, - сказал дед Корней. - Может, хотите узнать, как...как я, понимаешь, понял, что миров энтих по ту сторону тьма-тьмущая?
- Для того и сидим здесь, - снова подал голос Андрей.
Сергей только качал головой, глядя на Андрея. Тем временем дед Корней поднялся на ноги и пошёл в сторону калитки. Там он развернулся и, считая шаги, которых оказалось десять, остановился и сказал то, что явно поразило друзей:
- В десяти метрах от калитки я всегда забивал колышек, когда забитый ранее колышек отсутствовал. Понятно что-нибудь?
Сергей и Андрей кивнули головами, и Сергей задал вопрос:
- И куда же они девались?
- Нет, не девались. Просто я оказывался каждый раз в другом мире. Я же говорю: их чёрт те сколько. В результате я забил вот здесь, где стою, десятка два колышков. И...и ни разу не обнаружил ранее забитого... Ферштеен? - изрёк дед Корней и, закрыв глаза, высунул язык. - То-то... Если вдруг, - перейдя на шёпот, добавил он, - вы встретите колышек с буквой К на борту, то знайте, что тут был дед Корней. Вот так.
- И как тебе, дед Корней, удалось не заблудиться в далёких мирах? Ааа. Вспомнил...нить Ариадны. А подробнее?
- Чего тут подробнее-то? Привязываешь один конец крепкой нити к... стене, скажем, которую вы построили, и - пошёл. Сначала, конечно, не на долго, чтоб, значит, привыкнуть, а дальше - гуляй не хочу насколько хватит нити. Главное, чтобы нить была очень и очень прочной. Думаю, что объяснять вам больше ничего и не надо. Вы, вон, какие головастые... Ну что? Добиваем да идём к дому в тенёчек.
- Принято единогласно, - сказал Сергей, разливая остатки виски по рюмкам.
Менее чем через час вся компания лежала на травке в тени берёзы, которая росла рядом с лавочкой, и долго ещё мужчины о чём-то увлечённо рассуждали.

часть 3

Сергей и Андрей накануне засиделись допоздна. Им необходимо было решить некоторые финансовые вопросы. До пенсии друзьям осталось всего ничего: каких-то пару лет. Почти всю ночь они, "подбивали", как пошутил Сергей, "дебет с кредитом".
В конце концов друзья решили деньги никуда не вкладывать, так как им очень не хотелось связывать себе руки. А всё потому, что романтика уже свило гнёздышко в их сердцах. Заниматься чем-то, что могло быть связано с предпринимательством их совершенно не устраивало. "Денег нам, - подытожил Сергей, - до пенсии хватит вдоволь, а там...проживём как-нибудь. Случай чего...дом мой продадим...ну и...само собой...пенсия... Вот забор построим, двери врежем, а дальше такие, сам Андрюха, понимаешь...нас ждут такие дали, от которых, если только представить, дух захватывает... Давай, спать".
Утром следующего дня они, позавтракав, решили определить, что им необходимо для завершения работ на участке.
- Долго спим, господа, - улыбаясь, поприветствовал друзей, сидевший на лавочке Тимофей. - Забыли, поди, что тот, кто рано встаёт, тому Бог подаёт?
- Таак, - сказал, тоже улыбаясь, Сергей, - нашёлся пропащий. Здравствуй, мил человек, если не шутишь? Ты только не исчезай, а то: раз и нет тебя - семью собаками не отыщешь.
- Бывает, - миролюбиво согласился Тимофей. - Сам себя иногда ругаю, а всё равно... Правда ведь, эффектно?
- Правда. Может, ты, Тимофей, и хороший человек, но общаться с тобой таким образом...пожалуйста, уволь: чего мудрить-то? Мы с Андреем, понятное дело, много чего не знаем, но как-нибудь переживём. Извини, но у нас дела.
- Подождите, ребята. Я вовсе не хотел вас обидеть.
- Ага, проверял, не на ЦРУ ли мы работаем? А может, просто не доверяешь? Так? Но тогда, почему мы должны доверять тебе? Заведёшь куда-нибудь и бросишь нас ради какого-нибудь вшивого интереса. Мы - далеко не семнадцатилетние пацаны, а люди, прожившие почти всю жизнь. И нам с тобой не картошку сажать. То, что мы замышляем, буду с тобой откровенным, требует верных да надёжных друзей. И всякие интерпретации в этом плане нас совершенно не устраивают. Хочешь иметь дело с нами?.. Пожалуйста. Ну...а если нет - можешь исчезнуть: у тебя это хорошо получается.
- Ну ладно, ребята, извините. Глупо, конечно, получилось. Дед Корней мне уже вставил за это по самое не хочу. Я ему всё рассказал, что называется, "от" и "до". Сегодня я решил и вам всё рассказать. Можете поверить: ничего криминального в том, что я совершил, нет. Когда-то я, такой же романтик, как и вы, нечаянно обнаружил, что здесь, возле этого дома, существует портал, связывающий параллельные миры. Надеюсь, что вы правильно меня поймёте. Короче говоря, я, не раздумывая, бросился в объятия неизвестности и тем самым совершил непозволительную ошибку, а скорее...глупость. - Тимофей глубоко вздохнул и некоторое время молчал. - Не даром ведь говорится, - продолжил он, - не зная броду, не лезь в воду. Не хочу, чтобы вы пошли по моим следам... Мне есть, что вам рассказать.
- Давай, рассказывай, - сказал Сергей.
- Конечно. Но сначала маленький фокус-покус. Смотрите за ручками. Ап! - произнёс Тимофей, и место, на котором он мгновение назад сидел, опустело.
- Андрюх, где он? - озадаченно спросил у друга Сергей. - Опять, зараза, исчез. Хорош наш друг...как его там...сэм Брут...
- Оба-на! - воскликнул Тимофей и снова оказался на лавочке, как ни в чём не бывало.
- И что это было, господин хороший? - удивлённо глядя на старика, спросил Сергей. - Видал, Андрюх, какой у нас теперь компаньон?
- Благодаря этому, - улыбаясь, сказал Тимофей, - я, мужики, и сижу перед вами жив и здоров. Но давай, по порядку.
- Валяй, дорогой, - сказал Сергей, глядя на кивающего в знак согласия Андрея.- Только, если можно, не надо пока больше демонстрировать перед нами вот это... ну...исчезновения да появления.
- Конечно... Когда я узнал, что отсюда можно запросто попасть в другое измерение, то особо не задумываясь, сходу попёрся туда, куда меня никто идти не просил. Прошёл я по дорожке до изгороди, покрутил головой да и вышел из участка на замечательную поляну. Никогда я такой травы не видел: ну, прямо, чистый шёлк или...может, бархат. Прошёлся вдоль берега влево, потом вправо.
В общем, ничего особенного не увидел, хотя по некоторым признакам было понятно, что это иной мир. Ладно, думаю: на сегодня, пожалуй, хватит. Прошёл по тропке вот сюда, до дома, и вдруг понял, что попал совсем не туда, куда хотел. Я огляделся внимательно: всё было не так...ну...не в своём мире я. Ничего себе, думаю: надо отсюда когти рвать. Бегом пролетел по тропке до поляны, а там...там тоже не то, что было до этого. Я, разумеется, струхнул самую малость и опять побежал в сторону дома... Туда-сюда я сбегал, наверное, раз двадцать, но всё время попадал в другие места...в смысле...ну...миры.
К концу дня остановился я на поляне, огляделся и, не поверите, заплакал... Вдруг слышу крик человеческий. Так кричат от невероятной боли. Я задрожал, как осиновый лист, но на крик бросился, не раздумывая. Перевалил через бугорок и увидел, как какой-то монстр напал на старого человека. Не долго думая, я оторвал от изгороди длинную прожилину - слегами их ещё называют - и со всего размаху врезал чудищу по башке. Дрянь-то эта взвыла и бросилась к реке, где и скрылась под водой. Я огляделся. Больше, вроде, ничего опасного вокруг не было.
Старик лежал весь в крови на траве и стонал. Я попробовал заговорить с ним, но он почти не подавал признаков жизни. Только через несколько минут он открыл глаза и внимательно посмотрев на меня, что-то спросил: я, правда, совершенно ничего не понял. Старик между тем медленно, но верно, умирал, а я не знал, чем ему можно было помочь. Вдруг он зашевелился и протянул ко мне руку. На его ладони лежала какая-то коробочка. Кроме двух кнопок на ней ничего больше не было. Старик нажал пальцем на красную кнопку и...тут же исчез. Я только и успел рот разинуть. Через пару мгновений он снова появился. Глядя мне в глаза, старик хотел что-то сказать, но не смог. Тогда он снова нажал на кнопку и опять исчез, а когда снова появился, в глазах его я прочёл вопрос: "Ты понял?" Я в ответ покивал головой и взял из его рук коробочку. Старик в знак того, что понял, что я понял, закрыл и открыл глаза. И всё. Он больше не дышал.
Я некоторое время смотрел на коробочку, всё ещё до конца не понимая, что это мне даст, но преодолев сомнения, нажал красную кнопку. В это время из реки выползли две мерзкие твари, чем-то похожие на крокодилов, и поползли в мою сторону. Я, конечно, испугался до смерти, но они, не заметив меня, проползли мимо и, схватив мёртвого старика, уползли в реку. Я бросился к калитке, добежал до дома и, глянув в стекло на веранде, не увидел своего отражения. Тогда я облегчённо вздохнул: по крайней мере, я стал с помощью коробочки совершенно невидимым. Стоило мне нажать другую кнопку, и я увидел в стекле отражение моей обезображенной страхом рожи. Три недели день и ночь я ходил взад и вперёд по тропке. Мне повезло: однажды я...всё же попал в своё измерение, в наш замечательный мир.
- И что это за коробочка? - спросил Сергей.
- Генератор, наверное, какой-нибудь, - ответил Тимофей. - Я точно, конечно, не знаю, но действует эта штука безотказно. Если бы не она... Кстати, есть у меня на этот счёт некоторые соображения.
- Весьма интересно, - сказал Сергей, глядя в сторону Андрея, - один товарищ тоже побывал в ином мире и даже успел там кое с кем познакомиться.
- Иии?
- И...ничего. Повезло, наверное. Дуракам и пьяницам всегда везёт. Ты-то, поди, трезвый был, а некоторые ходят-бродят где попало в нетрезвом состоянии.Тимофей глянул на Андрея и сказал:
- А я-то думаю, чего это наш Андрей так молчалив. Ничего, мужики. С этой штукой мы, я думаю, много где побываем. А там, глядишь, и то место найдём, где наш герой своё сердце оставил. Нужно только кое-что проверить в качестве эксперимента. Я сейчас вам всё доходчиво объясню. Андрей, у тебя зеркало большое найдётся?
- Найдётся. Чего-чего, а зеркал в этом доме, хоть пруд пруди. Одно без дела на веранде стоит. Могу принести. Что решили?
- Тащи, - сказал Тимофей и улыбнулся чему-то. - Ну...если я не ошибаюсь...это будет...будет настоящая бомба. Ставь сюда, - увидев вышедшего на крыльцо Андрея, который держал солидного размера зеркало, пояснил Тимофей. - Вот так. Ну чего? а теперь подойди ко мне и возьми меня за руку. Ага, хорошо. Дивись, Серёга.
В тот же миг Тимофей и Андрей исчезли. Сергей и сумел только ахнуть.
- Обалдеть, - прошептал он, - обоих нет. Ай, да Тимофей. А если втроём?
Через несколько мгновений Тимофей и Андрей стали видимыми.
- Ну что? - спросил Тимофей.
- Супер, - ответил Сергей. - Теперь, я думаю, попробуем втроём? Для этого ведь Андрей зеркало припёр?
- Вот так! - воскликнул Тимофей, когда все трое не увидели себя в зеркале. - Супер! Теперь мы много чего можем запланировать. Безопасность, по крайней мере, мы, можно сказать, себе обеспечили... У меня, мужики, вдруг возникла, надеюсь, великолепная идея, которая в случае реализации поможет нам упростить попадание в другое измерение.
- Давай, колись, чего ты там придумал, - Сергей был весьма серьёзен.
- Нарисовать бы, чтоб вы сразу поняли, но ладно. Предлагаю пройти к забору. Вот здесь, - сказал Тимофей, когда они дошли до забора, - мы наметили врезать дверь. У меня же предложение такое: дверь надо выдвинуть от забора, скажем, на метр. Образовавшиеся пустоты, естественно закрывааем. То же самое делаем и с другой стороны. В итоге от двери до двери у нас получится два метра сорок сантиметров. Этого расстояния нам вполне хватит для наших манёвров... Когда я, как баран, бродил по параллельным мирам, у меня ни разу не возникло сложности вернуться к дому. Что это значит? А значит это то, что всё основное происходит вот здесь, где мы находимся. Никакие шнуры нам совершенно не нужны... Ну, если
только для того, чтобы перейти в другой, параллельный мир.
- Но!.. - воскликнули Сергей и Андрей в один голос.
- Воот... Дед Корней не знал, где начинается переход в иное измерение, потому и таскался с ниткой да шнуром. А мы-то знаем, где эта линия. Понятно?
- Точно! Ха-ха-хаа! Тимофей, да ты же, прямо, гений. Стоит нам с ниткой или шнуром перейти в другое измерение, и всё...нитки-шнуры больше и не нужны, пока мы не решим, как возвращаться домой.
- Правильно. Если шнур или нитку соединить между двумя точками, то мы можем посещать один и тот же мир несколько раз. Когда же нам нужно будет посетить другой мир, тогда мы нить снимаем и идём уже в другом направлении...ну...в другой мир, прихватив, конечно, нить, но по иному маршруту... Ну как?
- С трудом, но более менее понятно. В процессе разберёмся, а пока будем пробовать, как и что... Ты как, Андрюх?
- И я согласен. Доделываем забор согласно новому плану и, как говорится, идём, идём, идём... Вдруг однажды да и попадём в мир, где я встретил мою зеленоглазую Лею. Мне кажется, что тот мир добрый.
- Конечно, найдём, - заверил Андрея Тимофей. - А ещё я думаю, что может быть получится пользоваться сразу несколькими нитями: одна - в одно измерение; другая - в другое, а? Как, мужики думаете: возможно такое?
- Почему бы и нет, - подхватил тут же Сергей. - И этот вариант попробуем. Главное, что мы безопасность свою... Ну чего? Вперёд, как говорится, на мины.
- Ха-ха-хаа!.. Бог ты мой...
- Ты чего, Андрюх? - спросил, объятый недоумением, Сергей. - Тимофей, чего это он, а?
- Стресс вероятно, - констатировал Тимофей.
- Никакой не стресс, - улыбаясь, сказал Андрей. - Слушаю я вас и обалдеваю: К чему нам вся эта ерунда? Может...может, просто оставить всё, как есть. Забор прекрасно защитит нас от всякой чертовщины, а кого-то - от нас... Давай, Серёга, купим лодку, будем рыбу ловить, загорать и просто отдыхать в конце концов на бережке. Пусть, вон, Тимофей где ни попадя бродит.
- Адрюха, да ты чего? Какая муха тебя укусила? - не переставая удивляться, спросил Сергей.
- Надоело всё: заборы, нитки, калитки, шнуры...а там и ещё что-нибудь. Надоело.
- Ты, паря, успокойся. Не распаляй себя, - став серьёзным, сказал Тимофей. Это в тебе временная хандра о себе напоминает. Никуда ты, мил дружок, не денешься. Погорюешь недельку да и... Неужели от своей зеленоглазой решил отказаться навсегда? А если она ждёт тебя?.. Отдохнуть, конечно, тебе надо, а мы с Сергеем займёмся реконструкцией забора. А когда всё сделаем, деда Корнея пригласим. Будем экспериментировать, а там, гляди, и ты оживёшь. Не многим-то порталы даются вот так, запросто, в руки... Ну чего? Может, зальём наши умные мысли виски? Как, Андрюша, угостишь?
- Ххее...Ну, старики-разбойники. Водку мы уже не хотим - подавай им виски. Ладно. Так и быть. Разорюсь ещё разок. Чего ещё там дед Корней растрепал?
Тимофей по-детски потупил глаза в землю, а носком ноги поводил возле себя.
- Ну что, Серёг, - воспрял духом Андрей, - устроим для поднятия духа, а? Раз так...иди, товарищ Тимофей, в магазин за хлебом, а мы с Серёгой вытащим стол и заполним его пространство различными штуками. Всё, вроде, есть, а хлеба - тю-тю...
- Ну, я пошёл? - встрепенулся Тимофей.
- Иди, иди... Как говорится: одна нога здесь, а другая...в магазине. Пошли, Серёга, за столом.
Проводив Тимофея глазами метров за сто, Сергей, глядя в улыбающееся лицо Андрея, спросил:
- Ваньку что ли валял?
- Хотелось посмотреть на реакцию Тимофея. Мужичок-то он весьма хитрый и умный, но мне всё, что он сказал, понравилось. Думаю, что он - наш человек... Ну чего? Давай, займёмся обустройством поляны, а уж завтра начнём работать на заборе. Кстати, пока в разуме, надо позвонить в магазин "Стройматериалы" и заказать всё, что нам необходимо: и профиль, и петли для дверей, и замки... Серёг, ты пока посиди, а я пойду в дом позвоню.
Через несколько минут Андрей вернулся из дома и сообщил Сергею, что всё необходимое заказал.
- Завтра доставят. Главное в наше время - деньги, а товар доставят куда хошь.
Тимофей показался на горизонте, когда Сергей и Андрей заканчивали сервировку стола. Вернулся он далеко не один. К удивлению друзей с Тимофеем пришёл и дед Корней, который сразу пошёл в наступление:
- Решили, значит, без меня погулять граждане-соратники? Хорошо, что я Тимофея выследил возле магазина, а иначе сидел бы дома и глотал слюнки, пока вы здесь виски попиваете. Ловко.
- Ну, и где ты, Тимофей, нашёл это крикливое, бородатое создание. Да он же - столетний плутократ. Ха-ха-хаа! - смеясь, сказал Сергей. - Ну, скажите: зачем вам виски? Пили бы свой вонючий самопал. В ваши годы перестраиваться на благородные напитки как-то несерьёзно. Ну и компаньоны у нас, Андрюх. Чего стоим? Приглашаю всех к столу!.. Извини, дед Корней, что о тебе совсем забыли. Исправимся. Мы, вообще-то, собирались тебя навестить, но коль уж сам пришёл, то нам и идти не надо. Шутки у нас сегодня, дорогие гости, совершенно дурацкие.
Виночерпием предлагаю избрать Тимофея. Кто - за? кто- против? принято, как говорится, единогласно. Наливай, мон шерр, страна ждёт! Дед Корней, а с вас, как с самого удивительного старика и компаньона, тост.
- Ну...так...за нас! За всех нас, объединённых одной, я бы сказал, странной идеей. Увы, но все мы далеко не молоды. Я - вовсе, скажем, древний: скоро девяносто стукнет; Тимофей - семьдесят разменял, а уж вы, ребята, хоть и молодёжь, если сравнивать с нами, тоже, считай, одной ногой - пенсионеры. Вот такие дела. Семейное положение у всех нас - одиночки. И моя и Тимофея подруги оставили нас много лет назад. У вас тоже, увы, никого. Так что, мужики, нам терять совершенно нечего. Поозорничаем напоследок сколь можем. Через недельку собираемся здесь же. Думаю, что к тому времени вопрос с забором будет закрыт. У меня в голове есть уже некоторые мыслишки. Так что... Ещё раз - за нас!
- И за спецназ, - добавил Сергей. - Ну чего, мужики, я присоединяюсь к деду Корнею. Ура!


Вернуться в «Проба пера»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей