конспиратор часть 4

Форум для писателей, поэтов, музыкантов, творческих людей.

Модераторы: Colonel Blair, Tom_Hadson, Женька

Баррмалей

конспиратор часть 4

Сообщение Баррмалей » 04 ноя 2019, 14:13

Возвращался Степаныч домой в приподнятом настроении. Всё в нём ликовало. Время от времени он останавливался, оглядывался и, как дитя, весело хохотал. Результат похода в магазин превысил все его ожидания. Появился серьёзный шанс наконец-то узнать, кто же у него живёт в тайной комнате и зализывает раны. "Кто-кто-кто в теремочке живёт?" - пропел Степаныч и в очередной раз захохотал. Он нисколько не думал о тех баснословных доходах, о которых нашёптывал ему Федька-Кабан. Мелькнувшую было такую мысль в процессе рассуждений, Степаныч сразу обрезал словами: "Не в деньгах счастье в конце-то концов".
Поднявшись на крылечко, он сел рядом с развалившимся возле двери Шариком, который оскалил в собачьей улыбке пасть и стал интенсивно подметать хвостом различный мелкий мусор.
- Через тебя, Шарик, если только на танке. Всё у тебя о-кей? Ладно, вижу-вижу. А Кабан, представь себе, посоветовал мне поменять тебя на мыло. Каков, а? Вот, дурачина! Чтоб тебя да на мыло?.. Ххе... Лучше уж Кабана, ха-ха-ха!.. Пойду-ка я, навещу постояльца да займусь приготовлением обеда. Хоть разок-то в день надо же вас кормить, как ты думаешь? Знаю - никак. Ничего, Шарик, скоро всё переменится... Ну да... Ладно, пошёл я, а ты - сам знаешь.
Постучав в дверь, ведущую в тайную комнату и назвав своё имя, Степаныч дождался, когда откроется дверь.
- Ну, что тут у тебя. Стёпушка? - едва переступив порог, поинтересовался Степаныч. - Извини, что не могу пока проводить с тобой достаточно времени. Дела какие-то всевозможные то и дело возникают. Потерпи... Вид у тебя, вроде, уже стал нормализоваться. Я очень этому рад... Щас пойду, обед сварганю, а то вы с Шариком от бескормицы скоро совсем загнётесь... Ничего не вспомнил?
- Нет, дядь Петь. Никак не получается. Ты обо мне не сильно волнуйся: я всё понимаю.
- Вот и хорошо. Ладно, не скучай. Принесу покушать, немного поговорим. Пойду я.
- Ага...
Стоя посреди кухни, Степаныч рассуждал о том, что можно быстро сварить. "Так... Мясо варится долго, а тушёнка у меня закончилась... Что остаётся? - Вздохнув, он открыл один из многочисленных шкафчиков в надежде обнаружить в нём что-нибудь полезное, и был совершенно удивлён: на полке стояли четыре банки тушёнки. - Не понял? - отметил про себя Степаныч, - сюда я тушёнку, вроде бы, никогда не клал. Вовремя, получается, ошибся, дьявол меня подери". Через полчаса суп был готов. Накормив Шарика, Степаныч отправился в тайную комнату.
- Ну, Стёпушка, кушай на здоровье да набирайся силушки. Горячее очень...смотри, осторожней.
- Пусть остынет, я никуда не тороплюсь - подожду. - сказал Степан и добавил, - что бы я без тебя, дядь Петь, делал?.. Сдох бы, наверно...или...скорее всего братва убила бы меня для отчётности... Я лежу и всё думаю: чего это они меня не добили? Я понимаю: ночь, время позднее, хочется поскорее отметить выполненное задание...
- Задание?
- Я думаю, что у них было задание убить меня, но почему-то...не добили. На следующий день, наверно, решили проверить в каком я состоянии: жив или нет. Ну...не затем же они примчались с утра пораньше, чтобы меня расцеловать.
- Логично, сэр...Даа... Почему же они бросили тебя в карьер, но не стали добивать?... Извини...
- Чего тут, дядь Петь, извиняться... Чтобы меня добить, им надо было спуститься в карьер, а кому хочется? Ошибочка у них вышла: добивать надо было прежде, чем сбросить в карьер. Думаю, что они решили, будто я и так до утра сдохну и, махнув, что называется, рукой, уехали. Если бы не ты, никуда бы я не делся. Не вечером, так утром бы добили. Но почему я? Не могу ответить на этот вопрос, сколько не пытался. Будь я обычным гражданином, стали бы они со мной возиться? Тут что-то не так.
- Всё, Стёпушка, обязательно разрешится. Обедай. Тебе надо сейчас в первую очередь восстановиться. А...убийцы, я думаю, своё получат. Господь, он, всё видит... Кушай и отдыхай, а я тоже, пожалуй, пойду прилягу да и поразмышляю... Мне пока надо всё время быть в доме... А тему ты поднял интересную. Пойду, уж извини.
В знак понимания Степан кивнул головой.
- Закрой за мной дверь: осаду с нас пока никто не снимал, поэтому осторожность не помешает. Пока.
"А парень-то совсем не глуп, - рассуждал Степаныч, сидя рядом с развалившимся на крылечке Шариком, который до блеска вылизал миску. - Молодец, Шарик. Так держать. Это хорошо, что Степа всё понимает. Значит, случай чего ему будет легче объяснить, в какое положение он попал. Теперь...теперь-теперь...Кабан. С этим, если и играть, то делать это надо очень тонко. Не дай Бог, если что-то заподозрит: хана всем будет. По буеракам я с ним, конечно, похожу. Как говорится, не вопрос. Активность свою я ему тоже, прямо, на ладошке представлю: вот, мол, какой я заинтересованный. Ха-ха-хаа... Переиграть его - моя наиглавнейшая задача, причём со всеми паролями и явками. Если он добудет имена и адреса, то остальное будет делом техники. Вот так... Как думаешь, Шарик, справлюсь я, а? Ээхх, чудо ты моё четвероногое. Умница ты моя. Сторожи, а я пойду немного придавлю.
Тимофей торчал у магазина, как бравый солдат Швейк на посту, всем своим видом показывая необходимость его пребывания в данном месте в данный момент. Он то и дело вытаскивал из кармана телефон и, даже не глянув на него, вновь отправлял его на своё место, не забывая при этом внимательно осматриваться и крутить головой, вроде с чем-то соглашаясь. Увидев приближающегося к магазину Степаныча, Тимошка ожил, и широкая улыбка украсила его кирпичного цвета лицо, заросшее порядочно щетиной.
- Здорово, Степаныч! Как ваше драгоценное здоровье!?. А я вот...так сказать, блюдю порядок, ха-ха-хаа... Шутю, конешно. Кабаняра обещался пораньше прити, а сам, зараза... Спит штоль?
- Он человек вольный, самодостаточный: захотел - поспал подольше, а захотел - выпил побольше.
- Степаныч, не трави душу, и так внутри огонь пылает, а залить пожар нечем, - дрожащим голосом доложил обстановку Тимошка... - Ооо!.. А вот и наш благодетель. К нам приехал, к нам приехал Фёдр Михалыч Кабанок! Иэхх!.. Спел бы, да я балбес в этом деле.
Не доходя до мужчин несколько метров, Федька-Кабан свернул в сторону дома Курянина. Тимофей и Степаныч переглянулись, пожали плечами и поспешили за Кабаном, который уже пристроился на ступеньке крыльца, вытащил из внутреннего кармана пиджака бутылку водки и поставил её рядом с собой. Тимошка первым оказался рядом с Кабаном и, подобострастно глядя ему в глаза, облизнулся.
- Фёдор Мих...- начал он.
- Тихо, - оборвал его Кабан. - Не шуми, и так в башке шарики с роликами перемешались... Возьми сотку и купи на всё хлеба: я без закуся, как ты, лошара, не пью... Давай-давай...в темпе.
Недоумённо глядя на Кабана, Тимошка взял сотенную и умчался в магазин.
- Вот так, - удовлетворённо сказал Кабан, - Держи, Степаныч, конверт. В нём всё, что я выведал у племяша. Ничего не помню...сам, короче, прочитаешь. Этому чуду, смотри, не показывай. Он дурачком только прикидывается, а сам сходу хошь кого сдаст... Вчера пришлось, конечно, попотеть. Нажрался я, Степаныч...как зюзя. Племяш-то оказался до спиртного крепок, как скала. Вот я и... А он, пока не забалдел, фиг чего сказал. А может, это и хорошо: меньше помнит, крепче спит. Правильно?.. Проснулся бедолага утром: не помню ничего, говорит...мол, я ничего такого не наболтал? "Да что ты, - говорю, - дорогой племянничек. Ничего такого, гадом буду. Только всё про баб да про баб...но я не прислушивался". Понял? Всё, что в конверте...это же...это же... А племяшу ничего говорить не обязательно. Он и не догадывается вовсе. Это даже хорошо. Чего его впутывать-то? Провернём с тобой операцию и...живи не хочу. Всё. Ага...идёёт лихоимец... Будешь? - наполняя стопку водкой, спросил Степаныча Кабан.
- Я, Федь, сегодня пас, но Тимошка не должен догадаться.
- Ага...понял.
Кабан выплеснул из стопки водку и подал её Степанычу. Степаныч в свою очередь сделал вид, что только что выпил и стал, прощаясь, благодарить Кабана: мол, дел у него сегодня невпроворот.
Увидев непонимание во взгляде Тимофея, Кабан, ухмыляясь сказал:
- Ладно, Тимош, нам больше достанется.
Глядя в след удаляющемуся Степанычу, Тимошка спросил:
- Думаешь, клюнул ай нет?
- Тихо, дурень.
- Да он не слышит ничего. Чай, у него ухи, а не локаторы. Мы же тихонько.
- Много ты понимаешь... Тихонько... А вдруг услышит, падлюга...
Направляясь в сторону магазина Степаныч краем уха всё-таки сумел услышать самое основное, из разговора Тимофея и Кабана. То, что он услышал, насторожило его. "Вот, сволочи", - только и прошептал Степаныч. Купив в магазине всё необходимое, он на секунду остановился на выходе и глянул в сторону дома Курянина. Ни Тимофея, ни Кабана нигде не было.
"Ловко, - размышлял Степаныч, - Кабан поймал меня на крючок. Тимофей - дурак, конечно...всё попутал, иначе бы ты, Степаныч, так и вёлся бы на сказки Кабана. А может, и племяш в этой игре не последний человек? А почему бы и нет?.. Ловко-ловко... Ничего: предупреждён, значит, вооружён. Тимофей, наверняка, получил задание "пасти" меня, но только они не в курсе того, что Шарик подобного урода за версту чует и всегда предупредит меня о том, что какая-то дрянь трётся возле дома...ну...или где-то рядом... На мыло он Шарика захотел... Да ты сам хвоста Шарика не стоишь. Теперь вопрос: что они знают, предполагают и домысливают?"
Степаныч шёл к своему дому, как человек, которому нечего скрывать: он напевал, пританцовывал, смеялся от всей души, но всем своим нутром чувствовал, что где-то, может, совсем рядом, за ним крался Тимошка, запоминая все его действия, чтобы потом доложить о своих наблюдениях своему благодетелю Кабану.
Едва Степаныч поднялся на крыльцо, Шарик тут же подал голос, предупреждающий хозяина о том, что где-то недалеко находится нежелательный объект. Между тем Шарик спустился с крыльца и лег недалеко от ступенек. Положив свою лохматую голову на лапы, он повернул её в сторону соседского дома и внимательно наблюдал за тем, что там происходило.
- Молодец, Шарик. Ишь ты: решили нас с тобой объегорить. Ничего, господа нехорошие, не выйдет. Придётся вести себя, конечно, осторожней и создавать видимость, будто я радуюсь предложению Кабана... Кстати с писулькой Кабановой можно что-то придумать: мол, чего это ты в конверт положил чистый лист бумаги? Кабан, конечно, удивится, а я ему - вот, полюбуйся. Пусть понервничает. А я тем временем попробую выяснить чего это он там нацарапал... А Шарик-то глаз не сводит с "хвоста"...ха-ха-хаа!..придурки... Таак-с... У меня же в телефоне, кажется, сохранился номер друга моего Сергея Сергеича. Жизнью, не знаю, а здоровьем своим он мне - сам сказал - навсегда обязан. Он в N-ске, поди, всю шушеру знает. Слухи-то всё равно ходят. Агаа... Так-так-так... Вечерком, пожалуй, свяжусь с ним, а сейчас...сейчас надо познакомиться с тем, что мне принёс в конверте Кабан. Думаю, что я пойму: он писал или нет. Судя по его двойкам в дневнике, писарь из него ещё тот. Вот и посмотрим. Если Тимошка следит за мной, значит, на крылечке читать никак нельзя: увидит - доложит: мол, записку прочитал. Тогда пустой лист Кабану не тыкнешь. Стоп-стоп-стоп... Вы, значит, так, а я, наверно, по другому.
Степаныч поднялся на ноги, исполнил несколько немудрящих физических упражнений и прошёл в дом. Буквально через пару минут он снова вышел на крыльцо, вытащил из футляра очки, которые надевал всёго один раз, когда покупал их - мол, вдруг пригодятся, - и, разорвав картинно конверт, вытащил лист бумаги, который вложил в конверт вместо записки. Степаныч заметил, что Шарик весь напрягся. Это означало лишь одно: Тимошка где-то совсем рядом. Выразив глубочайшее изумление, Степаныч не в шутку возмутился:
- Ты что это, Кабан, шутить что ли со мной надумал!? Почитаай записку!.. Ну и где она, твоя записка!? Вложил в конверт пустой лист бумаги - читай, Степаныч, и наслаждайся! Козёл ты, а не Кабан, понял! Тоже мне...компаньон! Чтоб те!.. Ладно,
завтра разберёмся... А может, по ошибке не то в конверт сунул, а я шумлю... Он же пьян был, как вчера его дружок Тимка.
Смяв лист бумаги, Степаныч в сердцах, что есть силы, бросил его в сторону дороги, но постояв минутку, со словами "Возьму-ка на всякий случай, а то ещё Кабанчик не поверит", поднял смятый лист, разгладил его на коленке и сложив аккуратно, вложил в конверт.
Шарик подал голос, предупреждая, что "хвост", что называется, отпал.
- Ну как, Шарик, тебе спектакль? - спросил Степаныч у своего верного четвероногого друга и расхохотался. - Нехай доложит по инстанции... Пойду-ка, почитаю послание Кабана. Вдруг, что-нибудь полезное объявится. Дальше - будем думать. А ты, Шарик, можешь теперь и на крылечке подремать...но в полглаза, понял? Вообще-то, шпионов теперь вокруг нас, вроде, нет. И вообще, рядом с тобой, Шарик, мне лучше думается, чем рядом с каким-то Кабаном. Так-с... Посмотрим, чего он нам написал, хотя мне кажется, что он писать давным давно разучился. Этот вечный двоечник вряд ли что умное напишет...если, конечно, только племяш не поможет. Степаныч вытащил из кармана сложенный вчетверо лист. Развернув его, Степаныч удивился, - И это всё!? На таком большом листке три такие маленькие строчки. Ладно: сколько есть, столько и есть... Писатели... Ага... Писал, конечно, Кабан своими неповторимыми каракулями, а остальное составил явно не он. Ну и бес с ними. Без племяша, конечно, не обошлось. Так-с... Город N-ск, ул. Державина 17. Квартира не указана, значит, дом частный...или...особняк. Эта задача самая простая. Дальше... Угу... Каблуков Сергей Николаевич. И кто, интересно, это такой? Никогда не слышал, хотя, возможно, он и немаленькая фигура. Думаю, с Сергей Сергеичем мы это скоро выясним. Таак... Про семью не написано ни слова, но...но дальше самое главное...сын...Каблуков Степан Сергеевич. Таам-там-та-рам-та... Обалдеть... Степан Сергеевич. Слышишь, Шарик: Степан Сергеевич. Получается, я точно угадал, как его зовут, хотя и тыкнул пальцем в небо. Фантастика. Ну что ж: Степан, так Степан. Мы уже как-то и привыкли, правильно, Шарик? Вечерком позвоню Сергей Сергеичу и сообщу появившиеся данные. Попрошу помочь мне...помочь. А если он спросит: чем? Чем-чем... Кабан написал и номер телефона. Позвонить, в принципе, я могу и сам. Представлюсь каким-нибудь...назову имя того, кому звоню...ну...скажем, Валерий Михалыч... А вот есть такой Сергей Николаевич или нет...тут...тут я, наверно, пас. Кабан, конечно, мог и наврать три короба. Вопрос: верить ему или нет? Допустим всё, что он написал - неправда. Но ведь это же весьма просто проверить. Стоило ли с неправды начинать игру? Пожалуй, что нет. Значит то, что мне сообщил Кабан - правда. Если я скажу Кабану, что в конверте был пустой лист, что он может подумать и - главное - решить? Если лист был пустой, то я в этом случае ничего не знаю. Верно? Верно. Что он может предпринять? Надо подумать, хотя...случай весьма не простой. Тимофей, конечно, свидетель стопроцентный, потому что для этого он и был определён. Лучше, наверное, пока ничего не придумывать. Прикинусь, в крайнем случае, непонимающим. Не видел, не знаю: я что ли виноват, что ты, мол, незнамо что положил в конверт.
Ооохх... У меня, Шарик, уже голова кругом пошла. Хватит, пожалуй. Будет новый день, будет и пища. Кстати, обедать пора, а я всё мозги себе и людям пудрю...ну...и тебе, Шарик...
После ужина Степаныч позвал Степана посидеть на крылечке.
- Ты, Стёпушка, не волнуйся, пока с нами Шарик ни один гад, ни одна тварь ближе сотни метров к нам незамеченной не приблизится. А тебе свежий воздух пойдёт только на пользу.
- Спасибо, дядь Петь. Хороший у тебя друг по кличке Шарик. Никогда не думал, что собаки бывают такими умными.
- Ха-ха-хаа... Он, Стёпушка не умный...он - гений, если иметь в виду собак...и некоторых двуногих, которые считают его бестолковым и годным только на мыло. Увы, но есть и такие. А мы с Шариком никого переубеждать и не собираемся. Правда, Шарик? Без него нам с тобой давно была бы хана... Я, Стёпушка, вспомнил одну штуку...толи где читал, толи сам придумал когда-то... Даже и не помню теперь. Если дать человеку, потерявшему память, какую-нибудь книгу из тех, которые он когда-то мог прочесть, то читая рассказ или там...сказку, он постоянно вспоминая по тексту события, описанные в книге, может начать вспоминать и то, что когда-то происходило с ним. Не знаю, понял ты что-нибудь или нет...сам-то я...чего-то больно длинным моё объяснение получилось.
- Понял я, дядь Петь. Читаешь книгу и, вспоминая, что будет в ней дальше, можно вспомнить, что происходило с тобой.
- Воот... Умница!.. Тихо-тихо... Расшумелся, понимаешь. Я тебе, как посидим, дам книжку - почитаешь на досуге. Книг у меня не больно много, но для этого дела аккурат хватит. Красота-то какая... Стоп... Шарик забеспокоился. Давай-ка, аккуратненько ходу в сени: ты дальше - в свою комнату, а я - назад на крылечко.
Проводив Степана до тайной комнаты, Степаныч налил в бокал воды и вышел на крыльцо. Спустившись со ступенек, он картинно напился и пропел: "Эх, хорошо, друзья, на свете жить..." - и добавил громко с пафосом: "Ляпота!"
Устроившись рядом с Шариком, он положил руку ему на спину.
- Расслабься, Шарик. Дураков на свете не счесть, а нас с тобой всего двое, - пытаясь успокоить своего верного друга, сказал негромко Степаныч. - Может, это кто-то решил просто культурно прогуляться. Не все же в посёлке в конце-то концов наши...эээ...недоброжелатели. Вот. Хотя, как говорится, "услужливый дурак опаснее врага". Увидит кто-то нашего постояльца и где-то брякнет правду-матку, а нам оно нужно? Как сказал батя Мюллер: "Что знают двое, знает свинья", так, вроде. А там их будет совсем не двое. Я тебе, Шарик, косточек принесу, а сам, Стёпушке, книжку отнесу, ну и бай-бай... Стооп-стоп-стоп... С книжкой, пожалуй, придётся пока оставить затею... Рядом кто-то... Шарик, прямо, дрожит весь от нетерпения. Шугануть что ли? Нет уж...лучше потерпим.
"Совсем Тимофей обнаглел, - перешёл Степаныч на рассуждения с самим собой. - Скоро, наверное, в постель залезет. Тьфу...чтоб тебе... Ладно, пусть всё обнюхает до основания: глядишь, и подозрения с меня окончательно снимутся. Оно и ежу понятно. Помочь бедняге в посёлке, кроме меня, никто не взялся бы. Вот меня и просеивают всякие типы через мелкое сито. Можно, я думаю, обоснованно сказать, что бандиты, племяш Кабанов и сам Кабан, конечно - одна шайка-лейка. Завтрашний день будет совсем не простым... Даа... Потребуется немало усилий, чтобы убедить Кабана, что я получил от него всего лишь чистый лист бумаги, а это будет означать, что я никаких данных о беглеце не знаю, а главное - мне это, раз деньгами не пахнет, на фиг не нужно... Что-то скажет Сергей Сергеич? А может, рано его подключать? Через парочку дней смотаюсь в N-ск. Там на месте погляжу, что это за дом такой номер семнадцать? С бомжами можно поговорить: они про все городские дела знают не хуже мэра. Точно. Мне спешить некуда. Спешка, она, нужна при ловле блох, а у меня Стёпа ещё месяц будет в себя приходить. Правильно? Правильно. Может и память к нему к тому времени вернётся. Молодца, Степаныч. Так и сделаем. В разговорах с поселковыми, если такое случится, надо выражать крайнюю незаинтересованность к тому, что здесь произошло. Как поведёт себя Кабан, трудно предсказать. Тимошка ему, конечно, по полочкам разложит и объяснит, потому что он - лицо заинтересованное, а такие люди любят прибавить к своим деяниям всякой небыли. Но это только к тому добавка, что он видел и слышал. В любом случае, доверие к нему со стороны Кабана будет явно на все сто".
- Хорошо сидим, Шарик. Вечер-то какой!.. А ты всё молчишь и молчишь. Придёт какой-нибудь Тимошка, украдёт что-нибудь, а ты так и будешь хвостом крыльцо подметать да слюни пускать! Ээхх, чудо ты заморское!.. Хорошо, что у нас с тобой красть нечего, а то бы я тебя давно на мыло обменял, как Кабан предлагал, за недостаточно хорошую службу... Пойду-ка я бай-бай... А завтра...завтра, - Степаныч зевнул до хруста в челюстях и, сплюнув в сторону, в которую смотрел Шарик, скрылся в сенях.
Через несколько минут по дороге, озираясь по сторонам, просеменил Тимошка. Степаныч, глядя на него через окна с затонированными стёклами, долго смеялся, хватаясь за бока и вытирая выступающие из глаз слёзы.
- Вот и ещё один день закончился, - сказал Степаныч и, раздевшись, лёг спать.

Реклама

Вернуться в «Проба пера»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и 2 гостя